Виталий Федоров. «Светлые окна души залиты грязью наших грехов»

Стало уже традицией, что раз в месяц в Витебске проводятся сеансы лечения от пьянства и алкоголизма по уникальному методу целебного зарока. Его автор – первый вице-президент Ассоциации наркологов Cанкт-Петербурга, член-корреспондент Петровской Академии наук и искусств, действительный член Всемирного Биографического Центра выдающихся врачей мира Григорий Игоревич Григорьев.

В небольшом районном центре Городок Витебской области под его руководством плодотворно работает постоянно действующий филиал Санкт-Петербургского Международного института резервных возможностей человека (МИРВЧ), главным психотерапевтом-наркологом которого он является.

Во время очередного визита на Витебщину доктора Григорьева состоялась эта беседа.


– Не примите в обиду, уважаемый Григорий Игоревич, если напомню драматический афоризм времен Великой Отечественной войны: «Велика Россия, а отступать некуда!» Неужто там, на ее огромной территории, недостает работы, что вы пожаловали в наши белорусские края? Или тому имеется какая-то таинственная причина?

– Обижаться не на что, потому что вы действительно угадали. Во всех отношениях я душой и телом связан с Беларусью. Это моя родина, где в райцентре Городок прошли детство и юность.

А привела меня сюда общая беда, боль, трагедия наших народов, для которой не существует ни границ, ни расстояний. Имя этой трагедии – пьянство и наркомания, захлестнувшие мир подобно вселенскому потопу.

– Неужели ситуация столь драматична?

– В том и беда, что таковой ее не воспринимают. Даже в моем родном Городке из бывших одноклассников и сверстников мало кто остался в добром самочувствии и здравии. А ведь это люди, которым едва перевалило за четвертый десяток. Многие умерли от водки, различных суррогатов. И если не напрямую от них, то уж точно от травм, увечий, болезней, полученных вследствие злоупотребления.

Что может быть ужаснее! Если информация на эмоциональном уровне вас не поразила, то приведу статистические данные по соседней с Витебщиной Псковской области России. Там средняя продолжительность жизни у мужчин составляет всего 40 лет, а у наркоманов вообще 24 года. А то, что в России ежегодно погибают от пьянства около трех миллионов человек, – это вам известно? Так что приведенный вами афоризм о том, что Россия велика, а отступать некуда, уместен. Отступать дальше действительно некуда. Ибо дальше – яма. Более того – пропасть, генетиче-ское вырождение нации.

По всем признакам, некогда святая Русь уже не святая, а пьяная...

– И о Белой Руси у вас такое же мнение?

– А чем она лучше? Перед последствием «пьяного потопа» все равны. Кстати, в советские времена Витебская область обрела особую известность в качестве образцово-показательной на весь Советский Союз по атеистическому воспитанию населения. Во многих районах не осталось ни одной церкви – и этим их тогдашнее руководство чрезвычайно гордилось. А где много атеизма – народ спивается в наибольшей мере. Уж вы поверьте. Потому что там, где нет ни Бога, ни царя, властвует сатана.

Особенно губительно истребление веры и православных традиций сказывается на молодежи. В моем родном Городке нынче в храме можно увидеть в основном старичков да старушек. Редко когда узришь молодое лицо. Они предпочитают заведения совсем иного рода. С соответствующим после посещения злачных мест поведением. С угрюмыми лицами и опустошенными душами.

– Но вы ведь врач-нарколог. В ваших ли возможностях заботиться о спасении души?

– Действительно, врач занимается главным образом лечением телесных недугов. Однако спасти от алкоголизма только медицинскими методами практически невозможно. От коварного врага-искусителя, коим является «зеленый змий», полностью защитить способен лишь Господь. А чтобы он защитил, необходима вера. Неверующим человеком легко управлять, как кому заблагорассудится. Иной за бутылку и отца, и мать, и Христа не один раз продаст, проявляя свою преданность сатанинскому зелью...

– Пьянство относится к одному из смертных человеческих грехов. Одного врачебного вмешательства для его исцеления недостаточно?

– Именно. В баню обычно принято ходить раз в неделю. А в церковь большинство из нас и раз в год не заглядывает, а то и всю жизнь. Откуда же душе быть чистой? И если телесную чистоту мы более-менее наводим, то о чистоте душевной редко заботимся.

Человека можно сравнить с домом у большой дороги. Если окна дома залиты грязью – и в доме пасмурно. А когда окна в доме помоешь, то как в доме? В доме светло.

Наши окна души залиты грязью наших грехов. В детстве свет мира мы видим, а потом свет мира уходит от нас.

Врач, медик, лечит тело. Конечно, его слово значительное воздействие и на душу имеет, но только в церкви происходит полное исцеление души и духа нашего. Лечение медицинское проходят у врача, лечение церковное – в храме Божьем. И там нет уже врачей и пациентов, там есть кающиеся грешники. Там у всех один врач – Отец Небесный. Полноценность лечения – во взаимодополнении его медицинской и духовной сторон.

– Позвольте вернуться к проблеме, которой вы занимаетесь. Удается ли совместить в ней медицинские и духовные методы исцеления от алкоголизма?

– По сути, современный человек оказался беззащитен перед «зеленым змием», как и медицина, которая лечит тело, но не душу. В этом деле нужно работать совместно врачу и священнику, каждому на своем месте.

Да, есть примеры, когда некоторые пьющие, прочитав страшную в своей правдивости книгу академика АМН РФ Федора Углова (кстати, консультанта МИРВЧ) «Самоубийцы», полностью бросают пить. Без лечения. Только это исключение из правил. А правило в том, что больных пьянством и алкоголизмом надо непременно лечить.

А кого лечить и как? Многие ведь и не знают, что они больны. Потому что не подозревают о сути алкоголизма как болезни. Часто его как болезнь и не воспринимают, а говорят о дурном характере, распущенности, неумении «взять себя в руки». И аргумент соответствующий находят: другие же пьют и знают меру! Родственники им в этом немало потакают. Приводят на лечение и просят: сделайте так, чтобы он (она) принимали не больше 150 граммов и знали меру. Полное непонимание...

– А в чем понимание? Ведь некоторые люди и в самом деле знают меру, никогда не напиваются, везде и во всем соблюдают приличие.

– Вот и вы ошибаетесь. Потому что не знаете полной правды об алкоголе. Никто не отрицает, что это наркотик. А разве можно употреблять наркотик в меру? Рано или поздно каждый его принимающий приходит в психическую зависимость от наркотика, а зависимость – это болезнь. Любой человек, выпивающий и чувствующий себя хорошо, комфортно после употребления алкоголя, уже находится от него в зависимости. Неважно, много или мало он принял, но если ему стало хорошо, то это зависимость. Когда человеку плохо от малейшей дозы выпитого, то у него такой зависимости еще нет. Но она непременно появится. Затем потребуется увеличение дозы. Незаметно психическая зависимость переходит в физическую, болезнь прогрессирует.

– Как это происходит практически?

– Любое добавление дозы – начало болезни. Это первая ее стадия, продолжительность которой индивидуальна, обычно от 2-3 до 10 лет. Вторая стадия – стабилизация дозы, которая может продолжаться до 20-30 лет. И, наконец, третья стадия – снижение дозы, которая происходит на протяжении трех-пяти лет.

В том и коварство трехглавого зеленого змия-искусителя, что он постепенно создает три вида алкогольной зависимости. Каковы они?

Психическая – это невозможность радоваться жизни без спиртного. Отними его у человека, и ему будет плохо. Вроде не пьяница, а без ста граммов ему плохо, дискомфортно. Без этого нет радости жизни.

Физическая – это если вовремя не дать спиртного, то организм начинает саморазрушаться, обостряются все болезни. Иными словами, происходит очевидное нарушение обмена веществ.

Духовная – это когда пьяница беспрекословно служит сатане. Даже если врач помогает ему избавиться от тяги к алкоголю и восстановить нарушенный обмен веществ, то нет никакой гарантии, что все не вернется на круги своя, так как все мысли его могут возвратиться к выпивке.

– Вот мы и приблизились вплотную к сущности вашего метода целебного зарока. В чем его уникальность?

– Наш МИРВЧ и его филиалы имеют солидную компьютерную базу данных более чем на сто тысяч пролеченных людей. В основу работы положен метод народного врача СССР, известного ученого, психиатра-нарколога и психотерапевта Александра Романовича Довженко – моего дорогого учителя, к сожалению, ушедшего из жизни 4 февраля 1995 года. Мы ничего нового не придумывали, а просто его метод продолжали и углубляли по мере духовного становления и развития врачей и ученых, работающих по этому методу.

Кстати, и сам Довженко не был первопроходцем. Являясь православным и глубоко верующим человеком, он не мог открыто в атеистическое время рекомендовать в исцелении от злейшего порока разумное сочетание медицины и православной церкви. Но он всегда в тайне об этом мечтал. И его метод был основан на опыте работы Александро-Невского братства трезвости в дореволюционное время.

Был такой мудрый батюшка – отец Александр Рождественский. И вот прихожане у него зарок давали в церкви Воскресения Христова у Варшавского вокзала в Петербурге. Чтобы избежать преследований богоборцев, Довженко слово «зарок» заменил на слово «код». А мы теперь пытаемся святое дело вернуть к своим истокам. Чтобы лечить больных не только медицински, но и церковно.

– Складывается впечатление, что эта вынужденная замена термина стала камнем преткновения для некоторых. В книге одного современного врача говорится, что «кодирование» – это добровольное вселение беса в человека при помощи белой и черной магии по договорной цене. Что вы об этом думаете?

– Я не знаю никакого другого кодирования – гипно-, гетеро- или аутосуггестивных методов принудительного воздействия на волю человека, – кроме сатанинского искушения или соблазна. Воистину, по слову святителя Иоанна Златоуста: «Если ты человек, сам не повредишь себе, не может повредить тебе ни друг, ни враг, ни сам диавол».

Вероятно, помянутый вами автор большое искренне желание самого больного лечиться с целью начать последующую трезвую жизнь расценивает как искушение, а лечение у врача, убедившего пьяницу принести зарок трезвости, видится ему соблазном. Таким образом покаяние в собственных грехах и чаяние трезвости в данном случае трактуется как недопустимое подавление воли человека путем самовнушения (аутосуггестии), лечение у врача, которое углубляет покаяние и укрепляет надежду на возможную трезвую жизнь, воспринимается как внушение (суггестия), а сам момент добровольного принесения пьяницей обета объявляется гипнотической прививкой беса к человеку.

– Но зарок трезвости тем же автором расценивается как договор более сильного «трезвого» беса со своим меньшим собратом – бесом пьянства и наркомании...

– Ну да, ну да, мол, последний, как более слабый, изгоняется бесом- «трезвятником» и покидает зависимого человека на условленный срок. И «много злейший» старший брат с этих пор мучает и искушает свою жертву абсолютной трезвостью. Но это что-то абсолютно новенькое. Как же им двоим не хватило одного человека, в котором способен ужиться весь евангельский «легион»? Почему им душу меж собой не поделить, словно они не из одного ведомства? Да и что это вообще за «трезвый» бес такой, когда бес – это всегда лукавый и враг человеческой трезвости во всех смыслах?

В подобной трактовке трезвость должна расцениваться как значительно большее зло, чем пьянство, которое «всего лишь» – добровольное сумасшествие. Этакая апология алкоголизма якобы с православных позиций. Что и на руку, конечно, пьянству. Вот и в быту приходится слышать, как говорят давшему зарок: «Уж лучше б ты пил!» А сами неисправимые пьяницы похваляются: «Я хоть и пью, но зато ни кодирования не проходил, ни зароков не давал!» Вот уж, действительно, есть чем гордиться – ведь «пьяницы Царствия Небесного не наследуют»!

– Однако оппоненты метода говорят, что эффективность его столь высока потому, что сам бес помогает человеку не пить спиртного согласно взаимному договору.

– Они просто не замечают, что такая логика ведет к абсурду: значит, чтоб победить этого беса, нужно вести жестокую борьбу с ним, победой в которой явится запой. Но запой – это и есть прямое служение дьяволу.

– Критики метода заявляют: если человек нарушит зарок, то запьет гораздо сильнее, чем до зарока. В этом якобы и состоит главная бесовская уловка.

– Но ведь зарок – это не просто обещание, это Божий щит, а запой происходит потому, что человек добровольно отказывается от Божьего щита, нарушив зарок. Тем самым он совершает тягчайший смертный грех перед Богом. Вследствие греха из души уходит Божья благодать, от смрада злых дел отступает Ангел-хранитель. В пьяном кураже возвращается торжествующий бес в «убранный и незанятый» дом человеческой души, приводя за собой «семерых бесов, злейших себя». И тут неизбежно «разрушение дома», остановить его может только «возвращение блудного сына» – церковное покаяние на Таинтсве исповеди.

Может ли вообще трезвость исходить от темной силы? Не является ли сама идея «трезвого» беса безобразным бесовским художеством, которое проповедуют в миру гордые потребители умеренных и неумеренных количеств спиртного? И которое дает богатые всходы на убогой ниве религиозно-философского невежества современных людей, доходящем до степени «метафизической интоксикации», и неизбежно приводит к безумию личности. Ведь высшее наказание человека пред Богом – это лишение его разума...

– Ваши рассуждения убеждают. Но давайте вернемся к самому методу. Лечение обычно ассоциируется с таблетками, уколами, физиопроцедурами и тому подобным. А здесь все невидимо. Как в такое поверить?

– Вопрос действительно большой и сложный. Ведь и греховность питается от неверия. Сатана с Богом непрестанно борется. А поле битвы – сердца и души людей. Исполнение десяти заповедей Господних – это наша дорога. И если их не исполняем, то обязательно сходим с праведного пути. Вот и пьянство – один из смертных грехов. Предаваться ему – значит разрушать свою душу, предавать Бога. И наоборот: исповедь и причащение в церкви – вкушение Тела и Крови Христа – влекут исцеление и восстановление человека.

Надо ли идти в церковь? Только там можно получить отпущение грехов в момент Таинства Исповеди. Только там можно дать зарок уже не перед медицинским врачом, а перед Врачом Небесным, перед Богом на Евангелии, на святом Кресте. И зарок этот даст защиту от бесовского пьяного зелья, от всех темных сил, от незримого врага.

Почему только в церкви можно избавиться от греха? Потому что священник имеет дар Божий отпустить грехи, имеет Таинство священства, которое пришло к нему от епископа, а епископу от другого епископа, а другому епископу от апостолов, а апостолам от самого Христа. И тогда уже не только врач, но сам Господь Иисус Христос и Царица Небесная будут помогать лечить гибнущих от сатанинского зелья.

– А разве нужна такая правда производителям и потребителям «чертовой воды»? Это же им как кость в горле...

– Абсолютно верно! И бесам, и тем, кто им служит, правда об алкоголе крайне невыгодна. А пьющим просто не хочется ее знать. Так ведь проще: пей и ни о чем не думай!

А «зеленый змий» не дремлет. Он ведь великий обманщик, как и отец лжи – сатана. Люди, употребляющие сатанинское зелье, находятся во власти вымысла, в атмосфере обмана и самообмана. И наша задача – сказать об этом правду, что само по себе является сильнейшим стрессом для человека. Мы непременно подводим к выводу, что пьяницы Царства Божьего не наследуют. И целебный зарок от пьянства и алкоголизма – это не кодирование и не подавление личности. Это нравственный переворот личности, собственный духовный подвиг, желание Божьей помощью выйти на волю из многолетней «сатанинской тюрьмы».

Человека невозможно «закодировать» чисто медицинскими методами. Ибо на все есть и Божье наказание, и Божье исцеление. Никакое «кодирование» не поможет, если не будет Божьего благословения.

– Свыше десятка лет деятельности МИРВЧ и свыше ста тысяч спасенных, не так ли?

– Я бы никогда не использовал слово «спасенных». Совесть не позволяет мне так утверждать. Спасение – это когда человек умрет, не запив до своего последнего часа, и если душа его попадет в Царство Небесное.

Правильнее будет сказать, что у нас пролечились порядка ста тысяч больных, хотя, по большому счету, лечить требуется всю страну. Понятно, что такая постановка вопроса не всем нравится. Как это – лечить всю страну? У нас все алкоголики, что ли?

Как нарколог и ученый, я имею право на такую точку зрения, хотя у пьяниц и сочувствующих им она совсем противоположная. Повторяю со всей ответственностью: наше общество не может радоваться жизни без приема наркотиков. Кому хорошо от приема алкоголя – всех надо лечить, а кому плохо от малейшей дозы – тех лечить не надо, у них еще нет алкогольной зависимости. Только много ли среди нас таких наберется?

– К трезвому образу жизни современный человек за редким исключением приходит через пьянство. Была ли у вас лично такая проблема?

– Была, и я этого не скрываю перед людьми. Не могу назвать себя таким уж «крутым» алкоголиком, но десять лет, которые следует считать вычеркнутыми из жизни, у меня были. Тогда я служил на Дальнем Востоке, на подводной лодке Тихоокеанского флота. В качестве начальника медицинской службы, продовольственного и вещевого снабжения. Было у меня сорок литров спирта и двадцать ящиков вина в месяц – из расчета на экипаж. Вот и пил вместе со всеми. Проблем никаких не чувствовал, пока Господь меня не вразумил.

Взял я как-то календарик и стал отмечать крестиком дни, когда принимал спиртное, а крестиком с кружочком – когда ничего не помню после застолья. Чиркал я его, чиркал, а потом проанализировал: за три месяца оказалось три дня, когда я вообще не принимал! Я был просто потрясен. Сижу себе и думаю: так скоро и «крыша поедет»! Тем паче, что столько трагедий и сломанных судеб наблюдал по причине бессмысленного пьянства.

Через многие испытания, а главное, – через Божью помощь пришел я к абсолютной трезвости и вот уже не пью с 1980 года. Одни дают целебный зарок на год, другие на два-три, а я лично – на всю жизнь. Об этом можно очень долго рассказывать...

– А как вы пришли к Богу?

– Во многом этим я обязан своему деду, у которого воспитывался с пяти лет. Брошенные в таком возрасте зерна никогда не засохнут и обязательно прорастут при стечении определенных жизненных обстоятельств...

На подлодке, где я служил врачом после окончания Военно-медицин-ской академии, несколько раз случались серьезные аварии. Однажды казалось, что все кончено и нет никаких шансов спастись, но лодка все-таки поднялась из глубины на поверхность. Помню, вышел на палубу. Была ночь, тишина, спокойная гладь океана, а на небе мерцали крупные звезды. И удивительный порядок в мироздании. Кто-то ведь всем этим управляет, поддерживает этот поразительный порядок. Само по себе ничто не происходит...

Так вразумил меня Господь, призвал к себе, как блудного сына.

– Вы сказали, что не пьете спиртного уже 20 лет. И впредь не намерены. А может ли случиться, если так можно выразиться, срыв?

– От этого никто не гарантирован, в том числе и я. Чтобы запить снова, большого ума не требуется. Змий-искуситель (он же сатана) только того и ждет. Однако с Божьей помощью надеюсь не запить. Верю: Господь такого не попустит. Да и люди многие обо мне, грешном, молятся. Когда даешь целебный зарок перед Господом, на тебя сходит Божья благодать. Это как Божий щит.

Иногда интересуются: а что будет, если нарушить целебный зарок? На это отвечу: ничего хорошего не будет. Лучше не играть в кошки-мышки с «зеленым змием», то бишь с сатаной. Нужно четко определить, причащаться тебе святых Христовых Таин либо продолжать вкушение дьявольского зелья. У каждого есть такой выбор. С кем поведешься, от того и наберешься. И не приведи Господи продолжать заигрывать с трехглавым змием. Добром такое не кончится, это уж точно!

Трудно бывает доказать такое современному алкоголику. Говоришь ему: ты, братец, сатане служишь, он уже совсем тебя оседлал. А пациент возражает: к врачу пришел, а не к священнику – причем здесь сатана? И не понимает, что болезнь как раз такая, что нужны одновременно и врач, и священник. Люди многого не знают. Ведь все, что связано с алкоголем, построено на лжи и обмане.

– Не так просто белорусам в наше время найти вас, Григорий Игоревич, в Санкт-Петербурге. Как говорится, и далеко, и высоко. Может, подскажете более близкий путь для «мытья грязных окон наших душ»?

– А меня искать особо не надо. Белорусам я рекомендовал бы обращаться к моим витебским коллегам. Хотя большинство больных почему-то стремятся получить лечение именно у доктора Григорьева. Впрочем, для особо желающих:могу сообщить координаты МИРВЧ: С.-Петербург, Придорожная аллея, 11. Можно и позвонить по телефону: (812) 599-04-18.

Словом, кто имеет желание, тот найдет. Для нас же лучшей рекламой являются те более ста тысяч бывших пьяниц и алкоголиков, которые через целебный зарок приходят не только к трезвости, но и к святой православной вере. Наш МИРВЧ рад всем протянуть руку спасения и дружбы. Храни вас Господь!

1988-2017 © ОУ «Международный институт резервных возможностей человека»
2013 © EasyDraw. Создание сайтов. Сайт оптимизирован под Internet Explorer 8+
Вход На главную  Написать администратору  Карта сайта