А.В. Марковников. Значение народного обычая – Обетов воздержания от алкоголя, так называемых «зароков»

Из материалов Первого Всероссийского съезда по борьбе с пьянством.
СПб., 1909-1910.

 

За последнее десятилетие в Москве получил широкое распространение созданный, по-видимому, самим народом обычай – давания обета полного воздержания от всего спиртного на известный срок лицами, злоупотребляющими алкоголем, т. е. несомненно уже страдающими алкоголизмом, почему они сами уже не могут отстать от этого; в простонародье эти специальные обеты называются «зароками», которые даются, за редкими исключениями, на определенный ими самими в каждом случае назначенный срок; сроки эти в громадном большинстве случаев бывают годичные, полугодичные и трехмесячные; даются эти «зароки» после специально организуемых для этого молебнов, которые служатся ежедневно в определенный час, и организуется это или отдельными священниками по своей личной инициативе, или обществами трезвости, приглашающими для этой цели священников за определенное вознаграждение; в последнем случае дающие «зарок» записываются членами общества трезвости и уплачивают членский взнос от 25 коп. до 1 рубля в год. По окончании этого молебна в некоторых местах пришедшие дать «зарок» дают торжественную клятву не пить спиртное на указанное ими время и целуют при этом Евангелие и Крест; в других местах после молебна торжественной клятвы не дается, но священник, указав им, что они дают ему обет не пить на избранный ими срок, вручает каждому по крестику, который должен быть надет на шею как напоминание об этом и который должен быть снят ими, если они почувствуют, что не могут выдержать назначенного срока; последнее является символом освобождения от данного обета; в третьих местах ограничиваются одним молебном о том, чтобы Бог помог им воздерживаться на избранный срок, и этим все ограничивается, хотя клятва тут все-таки подразумевается приходящими на такие молебны, и все эти три из известных мне видоизменений в народе одинаково называются «зароками».

Второй способ мне представляется наиболее рациональным, так как нарушение обета, являющееся в первом и третьем случаях клятвопреступлением, тяжело иногда отражающемся на психике данного лица, во втором случае смягчается символическим освобождением от обета.

Встречаясь нередко с отрицательным отношением к этим «зарокам», особенно со стороны интеллигенции, я задался целью исследовать этот вопрос. Мои благоприятные для этого обычая выводы, мне кажется, могут считаться достаточно объективными, ибо я сам нерелигиозный человек и кроме того большой поклонник и пропагандист лечения алкоголизма гипнозом.

Для указанной цели из моих пациентов-алкоголиков в бесплатной амбулатории мной было опрошено без всякого подбора 168 человек; из них женщин было 21. Ни разу не давали зарока 68 человек из 168-ми – 55 мужчин и 13 женщин, остальные 100 человек (92 мужчины и 8 женщин) давали зарок от 1 раза до 14 раз; больше всего было лиц, дававших зарок 2 или 3 раза – 21 и 20 человек из 100; в общей сложности эти 100 человек давали зарок 368 раз, из которых 168 раз данный обет был исполнен и 200 раз не был выполнен, и они начинали пить, не дождавшись истечения срока, на который был дан обет.

Обет воздержания от спиртных напитков дается обыкновенно, как я уже сказал, на определенный срок; из 368 данных обетов в 86 случаях он был дан на 3 месяца, в 103 случаях на 1/2 года, в 144 случаях на 1 год и в 35 случаях на другие сроки, от недели до 2-х лет, и один дал обет навсегда бросить пить; таким образом, чаще всего обет дается на годичный срок.

Чаще выдерживаются обеты, данные на 1 год – 80 выдержанных на 64 невыдержанных; на 1/2 года – 33 выдержанных на 70 невыдержанных, на 3 месяца – 34 выдержанных на 52 невыдержанных, и на другие сроки – 21 выдержанный на 14 невыдержанных.

Из 168 опрошенных мной только 14 человек пробовали лечиться ранее от алкоголизма у врачей; давали же зароки, и большею частью по нескольку раз каждый, 100 человек из 168. Это показывает, что правильное лечение от алкоголизма или недостаточно широко организовано, или пока еще не пользуется достаточной популярностью; насколько же популярен, по крайней мере в Москве, обычай давать зарок, можно видеть из того, что в Даниловском обществе трезвости было дано зароков за 1905 год – 36 615, за 1906 г. – 52 093, за 1907 г. – 43 776 и за 1908 г. – 41 482; несомненно, что все дающие зарок – алкоголики, т. е. люди, организм которых получил болезненную привычку к алкоголю, и они сами с собой справиться уже не могут. Если принять во внимание, что в Москве кроме Даниловского общества трезвости есть еще несколько мест, где даются зароки, хотя и в гораздо более скромных размерах, то из этого можно сделать вывод, что алкоголизм как болезнь развит у нас в ужасающих размерах, гораздо больших, чем во всех других странах, хотя по душевому употреблению алкоголя Россия и стоит на одном из последних мест; эти же цифры показывают, что у большинства, по-видимому, подверженных этой несчастной болезни есть стремление избавиться от нее; дающие зарок, очевидно, не будучи в состоянии справиться со своим болезненным влечением к алкоголю, ищут себе какой-либо помощи и находят ее в том, что связывают себя словом при торжественной обстановке; из расспросов лиц, выдержавших обет, я убедился, что тут играет роль боязнь Бога, перед лицом Которого, так сказать, был дан обет, а во многих случаях – желание избавиться от соблазна назойливых угощений, которые обыкновенно прекращаются по отношению к давшим зарок; у громадного большинства лиц, выдержавших зарок, самочувствие по отношению к спиртному после зарока было такое же, как и до него, и некоторым выдерживать его было очень нелегко; я встречал таких, которые выдерживали годичный зарок, причем все время у них было мучительное влечение к алкоголю; наличность самовнушения у выдержавших зарок, насколько можно было судить, возможно предполагать только у 9 человек из 74 выдержавших зарок; по крайней мере, они отмечали, что сейчас же после того, как был дан зарок, у них прекращалось всякое влечение к спиртному и им совершенно легко было воздерживаться.

Как было сказано выше, из 368 данных зароков было выдержано 168, в общей сложности давших 74-м человекам 117 лет и 11 месяцев трезвой жизни; лишь у 16 человек из них наблюдались и без зарока свободные от пьянства периоды, продолжительностью равные самым коротким из данных ими зароков. Да и в 200 случаях, когда зароки не были выдержаны, обет нарушался часто в середине или в конце назначенного срока, и следовательно, и они дадут еще минимум 50 лет трезвой жизни, что является большим выигрышем.

Принципиальные противники зароков нередко называют этот обычай шарлатанством, но организаторы зароков, насколько я знаю, никаких обещаний в смысле чудесного воздействия их не дают, и в таком случае можно ли назвать шарлатанством, что люди религиозные стремятся помочь своему несчастию тем, что связывают себя словом, данным во время молебна по этому случаю; если вы сами, противники этого, не даете никакой помощи этим несчастным, то не мешайте другим оказывать реальную помощь, каким бы способом это не достигалось. Не может быть никакого спора, что лечение принесло бы им гораздо больше пользы, но пока лечение алкоголизма не организовано достаточно широко и доступно и пока оно не приобретет популярности среди народа, обычай «зароков» не только имеет право гражданства, но должен быть поддерживаем и распространяем.

Противники «зароков» указывают также, что в тех случаях, когда зароки не выдерживаются, обыкновенно начинают пить еще сильнее, и таким образом они приносят вред. Относительно этого у меня есть следующие цифровые данные: из 100 человек, дававших зарок, было 74 человека, которые выдерживали, и 82 человека, которые не выдерживали; кажущаяся неправильность этих цифр происходит от того, что нередко одно и то же лицо один зарок выдерживало, а другой нет, и попадало в обе рубрики: из указанных 82-х, не выдержавших «зарока», 45 человек, начав пить до окончания назначенного срока, пили так же, как и раньше, 4 человека пили даже менее, чем раньше, и 33 человека отметили, что они, прорвавшись, пили сильнее, чем раньше, следовательно, только в третьей части всех случаев можно было бы предполагать вред, но и тут, насколько я мог выяснить, сильнее пили они только первое время, так сказать наголодавшись, а потом шло по-прежнему; были, впрочем, и такие, которые отмечали ухудшение дела с этого момента, но и здесь можно еще сказать, что нередко и без зароков явления алкоголизма прогрессируют, и не было ли тут простого совпадения. Во всяком случае, если даже у известной, очень небольшой части лиц, дававших зарок, последние, предположить, повели к ухудшению дела, то несомненная польза «зароков» в других случаях во много раз перевесит эту отрицательную сторону их. Выдержавшие обет воздержания в течение нескольких месяцев настолько оправляются и успевают привыкнуть к трезвой жизни, что весьма многим нетрудно было бы воздержаться и далее; но, к сожалению, укоренился так же прочно обычай начинать снова употребление спиртного, как только кончится срок обета; после 168 выдержанных зароков только в 43-х случаях продолжали воздерживаться от алкоголизма, и то в течение от 2-х недель до нескольких месяцев, а остальные начинали пить в первые две недели.

Имея в виду, что алкоголики никогда даже и после лечения не могут перейти к умеренному употреблению спиртного, необходимо бороться с последним обычаем путем раздачи брошюр, чтений и проповедей при давании зарока, где разъяснялось бы, что для них невозможен переход к умеренности и выдержавшему зарок следует дорожить тем, что он привык обходиться без алкоголя, и строго держаться того же далее.

Мною было указано, что организуют эти зароки или общества трезвости, или отдельные священники; было бы желательно, чтобы это всегда устраивалось обществами, так как единоличное ведение этого дела может придать ему нежелательный характер личного расчета и, кроме того, для дающих зарок по многим причинам весьма полезно записываться в члены общества трезвости, особенно если последние еще сумеют объединять их и устраивать народные клубы; да и членские взносы, которые должны быть по возможности минимальные – 50-25 коп., пошли бы на расширение культурно-просветительной деятельности этих обществ; для примера укажу на московское Драгомиловское общество трезвости, которое при 50-коп. взносе этих членов-соревнователей, которых за год перебывает около 3 000, содержит на эти средства библиотеку с платной библиотекаршей (бесплатных подписчиков около 600), ежедневную вечернюю школу с посещением от 40 до 80 человек, воскресные чтения с туманными картинами, юридическое бюро и оплачивает священника и причетника для молебнов.

1988-2017 © ОУ «Международный институт резервных возможностей человека»
2013 © EasyDraw. Создание сайтов. Сайт оптимизирован под Internet Explorer 8+
Вход На главную  Написать администратору  Карта сайта