Константин Махиня. Записки бывшего наркомана


Наркотики

При вхождении в жизнь с употреблением наркотиков у каждого свои причины, свои интересы, свои мысли. Так же имеются свои особенности при исключении наркотиков из жизни.

Когда я подошел к желанию жить без наркотиков, то представлял собой очень жалкое зрелище. Произошла полная утрата личностных качеств, психика была разбитой, а физическое состояние ужасным. Но, на мой взгляд, особый интерес представляет не это, а то, что испытывал после отрыва.


Клиника

Если ты далеко зашел в употреблении, особенно если подружился с сильными наркотиками и твоя доза растет, как скорость ракеты в момент отрыва от земли, то не надо быть ясновидящим, чтобы предсказать: рано или поздно отметишься в столь прекрасном месте, как наркологическая клиника. Стоит заметить, что при этом каждый преследует свои интересы: кто-то хочет сбить дозу; кто-то верит, что это и есть отправная точка в новую, светлую жизнь; кто-то, наоборот, в это не верит. Одни надеются, что никогда больше не будут употреблять, а другие – что, как минимум, узнают, как употреблять, но не «торчать» (люди со слабой психикой, у которых мозги расположены под тупым углом к телу, в дискуссиях о такой возможности испытывают полный экстаз).


Реабилитация (первый месяц)

После отдыха в клинике, в сопровождении отца родного я был препровожден в белорусскую глубинку. Место во всех отношениях прекрасное: небольшая деревенька посреди многочисленных озер, абсолютно не обремененная плодами цивилизации. Правда, первое время все прекрасное казалось ужасным. Ничто не прельщало, условия жизни представлялись экстремальными.

Интересно то, что приходилось «учиться ходить» заново. К сожалению, за время употребления я ушел настолько далеко «вперед», что позабыл все простейшее. Думаю, не стоит перечислять все утраченные способности. Приведу только один пример.

Как-то, собрав все силы и с трудом удерживая в себе быстро ускользавшее желание, я отправился на рыбалку. В принципе, занятие сие состоит из простейших действий. Но, признаюсь честно, я был в тупике, когда понял, что забыл, как ловить рыбку. В руках была удочка, в карманах наживка, перед глазами лунка, а внутри не покидало ощущение, что чего-то не хватает.

И вот, только до скрипа напрягая мозг и подтянув все способности логически мыслить к одной извилине, я вывел формулу рыбной ловли. Наживка надевается на крючок и опускается в воду, а сигналом того, что рыба клюнула, будет погружение поплавка.


Страх

И так, день за днем познавая этот мир, я ощутил пробуждение интереса к жизни. Я начал вспоминать, каким я был и чем отличался от других. Настроение было переменчивым – так же, как и желания. Очень хотелось всего и во всем, начиная от продуктов и заканчивая трудотерапией. Казалось, дай в сто килограммов торт – и съем его легко, но на деле едва съедал пару пряников. Казалось, что с удовольствием наколю дров на всю Белоруссию, но после нескольких взмахов топором становилось ясно, что это желание поверхностное и занятие бестолковое.

Также первое время в голову периодически приходили вполне здоровые мысли. Посещало усиленное ощущение того, что полностью исцелился. Так как я человек разумный, становилось нелепым сорваться снова, начать употреблять. «Я? Да ну, не смешите. Я все понимаю, не хочу повтора ситуации. Не верите? Зря. Вот предложили бы сейчас – я бы и отказался».

Но стоило углубиться в мысли об этом «предложили», и тут же вся уверенность покидала со скоростью света. Уверенность исчезала, но захлестывала новая волна острых ощущений: ощущения страха и почему-то особо остро – ощущения смерти. Один раз оно было настолько ясным и полным, что я даже растерялся. Срыв возможен, срыв реален, гораздо реальнее, чем жизнь без упо-требления, до конца моих дней. За этим великим осознанием последовало новое ощущение: неужели так и жить со страхом и в страхе и это чувство опасности рядом никогда меня не покинет?


Мысли о зароке

Ответ и решение этого вопроса возникли совершенно неожиданно.

Постепенно, расставаясь с прежними ощущениями и воспоминаниями об «удовольствиях» употребления, я начал понимать, что нельзя оставлять внутри себя пустоту. Нужен стержень. Сильный стержень внутри.

Оглянувшись назад, к сожалению, пришел к выводу, что довольно легко попадаю под влияние, довольно легко «развожусь» на те или иные искушения. Ясно, что, имея внутри себя пустоту, повтора (в лучшем случае, в несколько иной интерпретации) избежать невозможно.

И здесь мне показалось, что лучший стержень внутри – это вера, это хорошо развитый духовный мир.

Из бесед с людьми, которые проделали подобный путь до меня, я узнал о церковном зароке. Это принятие определенного обета об исключении из своей жизни употребления наркотиков и алкоголя.

Первое ощущение при мыслях о принятии подобного было: очень здорово, сильный поступок. Но присутствовало желание потянуть.


Церковный зарок

Но, к великому удивлению, все неприятные чувства меня покинули, как только я пришел к выводу, что принять церковный зарок необходимо. Конечно, на первый взгляд, решиться на такое непросто. Не выпить, не уколоться всю оставшуюся жизнь – ужас, неужели такое возможно? Но, с другой стороны, если мне в руки попадет цианистый калий, я же, не задумываясь, откажусь его принять. Так и наркотики, и алкоголь в моей ситуации тоже яд. И если относиться к этому именно так и всегда об этом помнить, то особых усилий, чтоб удержаться, не надо.


Родители

Самые близкие, самые верные и любящие люди – это те, кому мы действительно необходимы. Но, к сожалению, им больше всего достается. И поведение их порой кажется непредсказуемым, а с другой стороны, в нем просматриваются определенные закономерности.

По-моему, можно выделить три стадии их отношения.

Первая – это когда родители только узнают о том, что их чадо имеет супервредную привычку. Тогда, порой недооценивая масштабы несчастья, они загораются желанием помочь и уверенностью в том, что результат их усилий будет исключительно положительным.

Вторая стадия наступает после нескольких попыток, которые завершились поражением. Начинаются размышления о том, возможно ли это вообще, причем проходят они в состоянии шока. Родные начинают метаться, собирая последние силы, но в то же время чувствуется некоторое смирение с положением.

И третья стадия – это полное изменение отношения к беде. Близкие уже не в силах переживать и мучиться сами, не могут видеть также и «искателя приключений», своего ребенка. И тогда в беседах, в отношении начинают проскальзывать намеки, имеющие воплощение в пожеланиях скорейшей кончины виновнику этого черного «торжества».


Для чего нужно воцерковляться

Жизнь шла своим чередом, ко мне возвращались физические и умственные способности. Нарастало желание никогда не возвращаться к наркотикам, но не было уверенности, что это возможно, и я просто жил вдалеке от этих искушений, стараясь насладиться каждым днем.

Периодически мы ездили причащаться в Свято-Троицкую церковь г. Городка Витебской области и находящийся относительно недалеко монастырь св. Евфросинии Полоцкой.

Очень сложно описать, что я чувствовал в моменты первых посещений храма. Вообще, внутри меня как будто происходила какая-то война. С одной стороны, я понимал, что возврата к этой черной странице моей жизни – нет. Также я сознавал, что надо отказаться и от алкоголя (от которого всего лишь полшага до наркотиков). Эти мысли во мне крепли, но вместе с ними крепла и депрессия. Не давала покоя общепринятая иллюзия, что «не выпьешь – не повеселишься». Я пытался с этим смириться, но как будто тяжелый камень лежал на сердце, и с этим камнем, думал я, мне и жить.

На путь православного человека я встал, сам того не подозревая. Прежде, на протяжении жизни, я никогда не отрицал существование Бога, существование чего-то божественного, но в церковь никогда не спешил.

Первое время посещение храмов было для меня неким развлечением, правда, серьезным развлечением. Уже тогда я начал замечать состояние умиротворения и удивительного душевного равновесия после посещения. Затем, волей неких обстоятельств, в мою жизнь вошла вечерняя и утренняя молитва. Поначалу было достаточно тяжело. Я не понимал слов, не понимал смысла. В голове кружили посторонние мысли. Хотелось закричать, начать грязно ругаться, просто выскочить из помещения. Но это были лишь помыслы, причем с одной стороны. С другой после молитвы появлялось самоуважение и необъяснимое чувство, что я на верном пути.

Дальше во мне проснулся интерес. Я начал узнавать что-то из истории, традиций и очень внимательно присматриваться к священнослужителям. Первое, что нельзя не заметить, – это их удивительная, неземная доброта. Доброта в общении, доброта в отношении, искренность, с какой относятся к тебе. Меня это очень удивило, но с первых секунд общения сомнения в неподдельности покинули и захотелось общаться и общаться.


Возвращение в город

Почувствовав в себе силы, я решил вернуться в Санкт-Петербург. Город встретил. Город кипел своей обычной жизнью. Я решил, что окунуться с головой в эту бурлящую массу – как раз то, что надо. Начал общаться с положительными друзьями, искать применения своим возможностям, то есть работу.

Хорошо, что в лесах Белоруссии я получил некоторую закалку, поэтому пинки под зад от работодателей не особо огорчали. И все же было неприятно временами, даже больно. Были мысли, что я «сломаюсь», но поддерживали близкие и друзья.

Немного пожив в городе, я понял, что уходит накопленная благодать, уходит внутреннее равновесие. Лезли ужасные мысли, казалось, что все утрачено и никому не нужен. Внутри нарастало желание пойти в храм, но, признаюсь честно, лень брала верх. Я занимался какими-то делами, как-то проводил время день за днем, неделя за неделей, пока не ощутил, что поход в церковь – это необходимость. И как-то утром, в воскресенье, переступив через все «я», отправился на причастие. Этот поход меня полностью восстановил. Это было рождение новой традиции.


Сегодня

На сегодня я не пью и не принимаю наркотики уже около двух лет. Церковь занимает очень большое место в моей жизни. Храм – это источник положительных эмоций, источник благодати, это то, что всем нам необходимо.

Есть много вопросов, на которые я еще не нашел ответа, есть много вещей, которые еще не постиг. Но сложно описать радость от того, что у тебя все нормально, радость общения с батюшкой. Посещая храмы, я понял, что священники открыты для общения и охотно помогут разобраться даже в мирских вопросах.

1988-2017 © ОУ «Международный институт резервных возможностей человека»
2013 © EasyDraw. Создание сайтов. Сайт оптимизирован под Internet Explorer 8+
Вход На главную  Написать администратору  Карта сайта