Александр Галкин. Святитель Вениамин и петербургские трезвенники

Митрополит Петроградский и Гдовский св. Вениамин (Казанский; 17.04.1873–13.08.1922) на инсценированном большевиками судебном процессе, летом 1922 года, в своем последнем слове засвидетельствовал: «Меня хорошо знал простой петроградский народ, так как я в течение 23 лет учил и проповедовал в церквах на окраинах Петрограда»[1]. Действительно, Василий Павлович Казанский (мирское имя будущего митрополита-священномученика) уже студентом 1-го курса С.-Петербургской духовной академии много времени проводил в рабочих районах столицы[2]. Там он регулярно выступал с внебого-служебными беседами, которые велись от имени Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви. Важное место в них занимала борьба с пороком пьянства.

Свою первую беседу для народа Василий Казанский провел 17 марта 1894 года в зале дома № 19 по Кирилловской улице, в приходе Борисоглебской церкви на Песках. Перед тем как предоставить слово студенту-первокурснику, слово «О говении» предложил священник Сергий Николаевич Слепян (1858-1912), настоятель церкви Покрова на Боровой улице. В то время эта двухэтажная церковь, расположенная за Обводным каналом, еще достраивалась. Ее нижний храм во имя св. мученика Вонифатия, покровителя трезвенников, был освящен в 1893 году. Трудами о. Сергия «на Боровой» зародилось и Вонифатиевское общество трезвости. Подобные объединения стали появляться с конца XIX века в разных уголках столицы, привлекая все больше и больше последователей.

Начало одному из самых первых обществ трезвости положил в 1890 году студент духовной академии Александр Васильев (впоследствии – протоиерей, последний духовник императора Николая II). Оно было создано на писчебумажной фабрике братьев Варгуниных. На фабрике имелись и домовая церковь, и школа – студенческая проповедь зазвучала здесь раньше, чем в других местах. В середине 1890-х годов к варгунинцам часто приезжал Василий Казанский, а также еще два будущих митрополита: Японский – Сергий (Сергей Тихомиров; 1871–1945) и Ленинградский – Григорий (Николай Чуков; 1870–1955). 23 апреля 1895 года, в годовщину основания Варгунинского общества трезвости, Василий Казанский говорил слово после молебна: «О гибельности пьянства для души человека и о добрых делах, которые приносит трезвость».

В октябре 1895 года, сразу после своего пострига, монах Вениамин (Казанский) вошел в число участников религиозно-нравственных собеседований, которые открылись в столовой суконной фабрики Штиглица на Калашниковской набережной. В этом районе также было организовано общество трезвости, наименованное по приходской церкви Борисоглебским. Таким образом, на путь духовного укрепления петербургских трезвенников святитель Вениамин вступил еще в студенческие годы.

В 1899-1902 годах иеромонах Вениамин состоял инспектором С.-Петербургской духовной семинарии. С 1901 года он был назначен цензором нового журнала «Отдых христианина», который стало издавать Общество распространения религиозно-нравственного просвещения. Редактировал журнал и приложение к нему «Трезвая жизнь» его однокурсник по академии священник Воскресенской церкви Общества у Варшавского вокзала Александр Рождественский (1872-1905). При этой церкви, тогда еще деревянной, молодой священник в 1898 году основал Александро-Невское общество трезвости. Страстный призыв о. Александра: «За Христа, за трезвость!» – получил широкий отклик в столице и окрестностях, и Александро-Невское общество вскоре разрослось до масштабов общегородского. Отделения общества охватили всю столицу и ее окрестности. Объединению трезвенников немало способствовали ежегодные общие крестные ходы с о. Александром во главе: на Светлой неделе – в Александро-Невскую лавру, летом – в Троице-Сергиеву Приморскую пустынь. Рядом с временным храмом на Обводном канале о. Александр начал строить грандиозный каменный. 14 декабря 1908 года архимандрит Вениамин, ставший уже ректором столичной семинарии, разделил торжество освящения этого оплота борьбы с пьянством[3]. 31 марта 1909 года, в день пасхального паломничества трезвенников в лавру, он принял участие в крестном ходе от новой Воскресенской церкви у Варшавского вокзала. В лавр-ском Троицком соборе за митрополичьей службой о. Вениамин сказал «одушевленное слово, обращенное к трезвенникам»[4].

Архимандрит Вениамин продолжал поддерживать связи и с теми обществами трезвости, где его знали еще как студента-проповедника. Так, 28 октября 1907 года он участвовал в торжественном молебствии по случаю 12-летия Борисоглебского общества трезвости на Песках[5]. За эти годы в его ряды влилось около 4000 человек. А 21 мая 1908 года ректор семинарии возглавил паломничество большой группы трезвенников Сампсониевского общества на Валаам[6].

Важное педагогическое значение для самих семинаристов имела поездка в Троице-Сергиеву пустынь, организованная о. ректором 4 октября 1909 года. Ее целью было знакомство с первой в России школой трезвости, открытой иеромонахом пустыни Павлом (Горшковым; 1867-1950) в 1906 году. Здесь мальчики и девочки не только овладевали науками и ремеслами, но и проникались сознанием того вреда, который наносит людям алкоголь. При школе существовала бесплатная столовая, велись религиозно-нравственные беседы. После подробного осмотра Сергиевской школы трезвости архимандрит Вениамин со своими спутниками – воспитанниками VI класса – посетил вечернее чтение. Помимо детей, на него собралось много окрестных жителей. О. ректор отслужил молебен и сказал слово, «полное сердечности и страстного обличения порока пьянства». Затем иеромонах Павел предложил слушателям лекцию со световыми картинами. Семинаристы могли убедиться, что «здесь христианская деятельность приносит добрые плоды»[7].

24 января 1910 года состоялось посвящение о. Вениамина во епископа Гдовского, викария С.-Петербургской епархии. В Светлый вторник 20 апреля 1910 года владыка впервые возглавил многоверстный крестный ход трезвенников через весь Петербург – от Сампсониевского собора в лавру. У Троицкой церкви на Стремянной это впечатляющее шествие объединилось со вторым крестным ходом, который вел от Воскресенской церкви у Варшавского вокзала епископ Нарвский Никандр (Феноменов; 1872-1933). По Старо-Невскому пр. на митрополичью службу двигалось настоящее людское море. Митрополиту С.-Петербургскому и Ладожскому Антонию (Вадковскому; 1846-1912) и двум его викариям сослужили многочисленные руководители объединений трезвенников - городские и пригородные протоиереи, священники, иеромонах Павел (Горшков). Все песнопения литургии и молебна святому князю Александру Невскому – покровителю главного петербургского общества трезвости – были исполнены самими молящимися. «Трудно представить себе что-либо более величественное, как это потрясающее своды храма, многоголосное, но тем не менее стройное пение всею плотною массою наполняющего громадный храм народа»[8]. Затем духовенство, следовавшее крестным ходом (около 50 человек), приносило митрополиту сердечные поздравления со светлым и трезвым праздником[9]. Пасхальное паломничество в лавру в 1910 году носило небывалый ранее размах, и последующие 7 лет епископ Вениамин будет укреплять эту традицию своим непременным участием.

Воскресный день 20 июня 1910 года был ознаменован многолюдным крестным ходом петербургских трезвенников от Воскресенской церкви у Варшавского вокзала в Троице-Сергиеву пустынь, впервые совершенным в сопровождении епископа. Святитель Вениамин остается единственным архиереем во всей истории Санкт-Петербургской епархии, который неутомимо вел с собой народ на богомолье к ближним и дальним святыням за десятки верст ежегодно[10].

Каждый год владыка возглавлял и службы 27 июня «у Сампсония». Настоятелем собора был его однокурсник протоиерей Иоанн Острогорский. На праздничной трапезе здесь вовсе отсутствовали спиртные напитки: в приходе активно работало общество трезвости[11], крупнейшее в столице после Александро-Невского. Расширению деятельности общества много способствовало то обстоятельство, что уже с 1901 года оно получило собственное помещение. 12 июня 1911 года Сампсониевское общество трезвости отмечало 10-летие этого события. Епископ Вениамин отслужил литургию в соборе, а затем в доме Сампсониевского христианского братства под его же председательством прошло торжественное собрание местных трезвенников. За 10 лет их число увеличилось больше чем в 60 раз и в 1910 году превысило 25 000 человек[12].

19 сентября 1910 года, в день празднования 20-летия общества трезвости на Варгунинской фабрике, владыку Вениамина торжественно встречали варгунинцы. Вместе с ним фабрику посетил и находившийся тогда в Петербурге епископ Киотоский Сергий (Тихомиров) – помощник, а затем и преемник св. равноапостольного Николая, архиепископа Японского. В приветственной речи настоятель фабричной церкви о. Иоанн Колесников напомнил многочисленным слушателям о студенческих годах преосвященных гостей. Когда общество еще только было основано приснопамятным протоиереем Иоанном Любимовым († 02.07.1908), студент Сергей Тихомиров «чуть ли не ежепразднично вместе с своим товарищем, настоящим еп Вениамином , посещал беседы, принимая самое живое участие в делах общества». В своем поучении епископ Сергий рассказал о трезвой жизни японцев и поведал о том, что ему не раз «горько, обидно, стыдно до слез становилось за русского человека. Но… не в укор говорю я это вам, а радуюсь, ибо вижу, что вы трезвы»[13].

Несколько обществ трезвости были открыты лично владыкой Вениамином. В самом начале 1911 года он положил основание Ульянковскому обществу трезвости при церкви св. Петра митрополита в Ульянке. На торжество прибыл настоятель Сергиевой пустыни архимандрит Михаил (Горелышев) с иеромонахом Павлом (Горшковым). Епископ благословил новое общество, в лице его руководителя священника Вячеслава Силина, иконою преподобного Сергия – даром архимандрита Михаила[14]. 18 сентября того же года владыка открывал еще два подобных общества – в селах Рыбацком и Александровском[15]. Все эти приходские объединения трезвенников не случайно возникли в селах по пути следования крестных ходов в Сергиеву пустынь и Колпино, которые ежегодно стал возглавлять епископ Вениамин. В селе Александровском идею трезвости усиленно пропагандировал священник местной Троицкой («Кулич и Пасха») церкви Иоанн Колесников, переведенный сюда в апреле 1911 года с Варгунинской фабрики. Однако не только духовенство вело борьбу с пьянством. В районе Обуховского завода большой популярностью пользовался «братец» И.А. Чуриков. Он даже получил разрешение городских властей устраивать здесь беседы со своими последователями – двухэтажное каменное здание для таких собраний возвели в селе Александровском еще в 1910 году[16].

Многочисленные питейные заведения создавали дурную славу кварталам за Николаевским (Московским) вокзалом. Но и там – при храме-памятнике Феодоровской иконы Божией Матери на Полтавской улице, еще не до конца отстроенном, – с 22 октября 1913 года стало действовать общество трезвости. По этому случаю епископ Вениамин отслужил в храме вечерню и молебен с акафистом. Затем в присутствии архиерея вступающие в общество давали обет трезвости[17].

Владыка Вениамин никогда не пропускал возможности посетить борисоглебских трезвенников, и они, в свою очередь, не раз являли ему свою любовь. Так, 1 мая 1911 года, накануне дня памяти свв. Бориса и Глеба, руководитель общества священник Петр Никольский, члены, проповедники, сотрудники встречали епископа в столовом зале Невской ниточной мануфактуры. В слове приветствия о. Петр «обрисовал многолетнюю и многополезную деятельность преосвященного в деле трезвости», а члены общества в знак благодарности и признательности поднесли ему икону Бориса и Глеба в драгоценной ризе. Владыка отслужил всенощное бдение, а затем разделил с трезвенниками общую трапезу[18]. В помещении этого же общества (М. Болотная ул., 17) 17 марта 1914 года состоялось чествование епископа Вениамина по случаю 20-летия его проповеднической деятельности. В переполненном зале о. П. Никольский произнес речь, в которой отметил, с какой любовью относился юбиляр к обществу трезвенников и к проповеди слова Божия за минувшее двадцатилетие. После молебна владыка поделился воспоминаниями и впечатлениями первой своей беседы с народом, которую он вел студентом духовной академии. Всем собравшимся были розданы иконки, крестики, листки духовно-нравственного содержания[19].

Как председатель епархиального братства Пресвятой Богородицы, епископ Вениамин особенно часто служил в церкви Покрова на Боровой ул. – «коренном храме» братства. Владыка стремился сделать храм «маяком веры и благочестия» для жителей этой фабричной окраины[20]. С особой торжественностью он справлял здесь праздник нижнего храма в честь св. мученика Вонифатия (19 декабря). За архиерейской всенощной 18 декабря 1915 года впервые был прочитан акафист святому – защитнику от пьянства, составленный священником Андреем Простосердовым[21].

Под непосредственным попечением владыки находилось и местное Вонифатьевское общество трезвости. Устроитель этого общества священник Сергий Слепян скончался 17 февраля 1912 года. 19 февраля епископ Вениамин отпевал его в домовой церкви на Английском пр., где служил почивший, и возглавил погребальную процессию на Волково кладбище. По пути была сделана остановка у главного детища о. Сергия - церкви Покрова на Боровой. Гроб был обнесен вокруг нее и по просьбе прихожан внесен в церковь для служения панихиды[22].

Вскоре после Пасхи 1913 года, 23 апреля, епископ Вениамин совершал пасхальное богослужение в братской Покровской церкви «для трезвенников местного Вонифатьевского братства трезвости» и освятил пожертвованную ими на чтимый храмовый образ св. Вонифатия ценную художественную ризу[23]. Этот образ участвовал во всех крестных ходах, совершаемых прихожанами храма. В сентябре того же года на Боровой ул., в зале при церкви, состоялось открытие духовных бесед для членов общества трезвости «и вообще для простонародия». Речь о вреде пьянства и способах борьбы с ним произнес епископ Вениамин. Ведение бесед взял на себя кружок проповедников под руководством председателя братства, а сам владыка, кроме того, начал служить в храме по пятницам водосвятные молебны св. Вонифатию для трезвенников[24].

Следуя примеру Александро-Невского общества трезвости, вонифатиев-ские трезвенники стали отмечать один из первых дней Светлой седмицы общей молитвой за архиерейской службой. В Светлый вторник 8 апреля 1914 года, на другой день после трезвеннического крестного хода в Александро-Невскую лавру, владыка Вениамин служил пасхальную утреню и литургию у Покрова на Боровой. Затем по границам прихода проследовал большой крестный ход с образом св. мученика Вонифатия. Массы простого рабочего люда с пением пасхальных песнопений сопровождали церковную процессию. По возвращении шествия в храм преосвященный произнес назидательное слово[25]. На Пасху 1915 года такая служба и крестный ход с участием епископа Вениамина состоялась в братском храме 24 марта, накануне общегородского паломничества трезвенников в лавру[26], а в 1916 году, как и в 1914-м, – на следующий день после него (12 апреля)[27].

23 ноября 1912 на Санкт-Петербургскую кафедру был переведен митрополит Московский и Коломенский св. Владимир (Богоявленский; 1848-1918). В епископе Вениамине он нашел себе одного из самых деятельных помощников. Их сближала, в частности, и ревность о народной трезвости. Новый петербургский святитель возобновил прерванную болезнью митрополита Антония традицию митрополичьих служб в Александро-Невской лавре в день пасхального паломничества в обитель членов всех петербургских обществ трезвости. Так, в Светлый понедельник 1913 года, 15 апреля, в лавру во главе крестных ходов трезвенников пришли викарные епископы Никандр и Вениамин, которые и сослужили митрополиту Владимиру за литургией в лаврском Троицком соборе[28].

Под покровительством митрополита Владимира в Москве в августе 1912 года прошел Всероссийский съезд практических деятелей по борьбе с алкоголизмом. На нем были подняты вопросы об объединении существующих обществ трезвости в рамках всероссийского братства и о введении всецерковного праздника трезвости[29]. По Определению Святейшего Синода такой праздник был установлен уже в следующем году – его приурочили ко дню, посвященному воспоминанию Усекновения главы св. Иоанна Крестителя (29 августа). Центром проведения первого всероссийского церковного дня трезвости в Петербурге 29 августа 1913 года стал кафедральный Исаакиевский собор. К началу литургии в храм прибыл соединенный крестный ход с Казанской иконой Богоматери. В нем шествовали два викарных епископа, Никандр и Вениамин, многочисленное духовенство и несколько десятков тысяч горожан. Кульминацией праздника стало молебствие по особому чину «об исцелении страждущих пьянственным недугом», отслуженное на Исаакиевской площади митрополитом с двумя викариями[30].

В 1914 году пасхальная литургия в лавре 7 апреля, в день паломничества трезвенников, служилась намного большим, чем обычно, собором архиереев. Кроме митрополита, в ней участвовали епископы: Никандр, только что переведенный на Вятскую кафедру, Вениамин, новый епископ Нарвский Геннадий (Туберозов; 1875-1923) и Ямбургский Анастасий (Александров; 1861-1918)[31]. А всероссийский праздник трезвости в тот год пришелся на второй месяц Мировой войны, которая придала ему новое звучание. Все яснее осознавалось, что без отрезвления народа невозможна победа России над внешним врагом. Литургию в «день трезвости» митрополит совершал в Казанском соборе. Епископ Вениамин, после ранней обедни в Воскресенской церкви у Варшавского вокзала, следовал к собору с крестным ходом. Пение молебна «о даровании победы русскому воинству и трезвости русскому народу» возглавили под открытым небом оба святителя[32]. Вскоре последовало царское повеление о закрытии всех казенных винных лавок на период войны. Оно было воспринято не как временная мера, а как освобождение страны от ига «зеленого змия» на веки веков.

29 августа 1915 года епископ Вениамин также служил раннюю обедню в церкви у Варшавского вокзала и вел процессию трезвенников – на сей раз на Исаакиевскую площадь. В соборе литургисали митрополит Владимир и епископ Нарвский Геннадий, и до их выхода из храма владыка Вениамин служил для народа молебствия прямо на площади. Затем там же, на особом помосте, все духовенство во главе с митрополитом и двумя его викариями совершило торжественный молебен о победе и об укреплении народа в трезвости[33]. В 1916 году, после перевода митрополита Владимира на Киевскую кафедру, в крестных ходах и службах «праздника трезвости» в Петрограде из архиереев участвовал один епископ Вениамин. Он сопровождал шествие трезвенников от Путилов-ской церкви в Исаакиевский собор, где сам и служил литургию. За службой присутствовал князь Иоанн Константинович. Молебен, как и в предшествующие годы, был совершен под открытым небом[34]. А со следующего, 1917 года особое празднование дня трезвости и вовсе перестало совершаться.

Недолгой оказалась история Всероссийского Александро-Невского братства трезвости, созданного на основе одноименного столичного общества. Это преобразование ускорил призыв ко всеобщей трезвости, провозглашенный «с высоты престола» с началом Мировой войны. Открывали братство митрополит Владимир и епископ Вениамин. Вечером 23 ноября 1914 года они отслужили молебен перед чудотворной Казанской иконой Богоматери, принесенной в Александровский зал городской думы, в сослужении духовенства Казанского собора и членов Петроградского Александро-Невского общества трезвости в священном сане. Затем в том же зале прошло организационное собрание нового братства. Его председателем был избран архиепископ Новгородский и Старорусский Арсений (Стадницкий; 1862-1936) – член Святейшего Синода и Государственного Совета, а одним из членов совета – епископ Гдовский Вениамин[35]. Через неделю в столице открылся новый отдел братства – Большеохтинский. Председательствование в нем взял на себя епископ Вениамин.

На первом же заседании совета, 15 декабря 1914 года, епископа Вениамина избрали товарищем председателя Всероссийского Александро-Невского братства трезвости[36] - на него в значительной степени легло общее руководство его работой. Такое выдвижение служит лучшим свидетельством высокой оценки духовно-административных талантов преосвященного и митрополитом Владимиром, и архиепископом Арсением. 24 мая 1915 года владыка Вениамин подавал трезвенникам пример неутомимого участия в их паломничестве в Троице-Сергиеву пустынь. В 5 часов утра он уже прибыл в церковь у Варшавского вокзала для служения ранней литургии, откуда шел во главе крестного хода в пустынь. Богомольцы несли до 200 хоругвей, более 150 образов. Скопление паломников в пустыни, где литургисал митрополит Владимир, было чрезвычайным – не менее 50 тысяч человек. Молебен на монастырской площади служили митрополит и его первый викарий. В четвертом часу дня вместе с паломниками из Петрограда епископ двинулся пешком в обратный путь[37].

23 ноября 1915 года, в первую годовщину работы братства, его возглавители – архиепископ Арсений и епископ Вениамин – служили молебен в храме у Варшавского вокзала. Ими была освящена икона, сооруженная подростками из трезвенников в память местного священника Александра Рождественского – «апостола трезвости» (летом 1915 года исполнилось 10 лет со дня кончины о. Александра). Из храма архипастыри с духовенством и трезвенниками проследовали в дом братства, где состоялось торжественное собрание. Оно было посвящено чествованию преемника о. Александра, протоиерея Петра Миртова, по случаю 10-летия его просветительно-трезвенной деятельности[38]. А в ближайшее воскресенье, 29 ноября, торжества здесь продолжились. Литургию в храме в тот день служили митрополит Киевский и Галицкий Владимир, только что получивший это назначение, и товарищ председателя совета братства епископ Вениамин. На малом входе митрополит возложил на протоиерея П. Миртова митру, которой тот был удостоен за труды по Всероссийскому братству трезвости. После службы митрополит, епископ Вениамин и сослужившие им лица посетили самого молодого митрофорного протоиерея России (о. Петру исполнилось всего 45 лет) в его квартире[39].

26 октября 1915 года в здании Св. Синода под председательством епископа Вениамина прошло заседание совета Александро-Невского братства. На нем было постановлено принять участок земли на северной окраине Петрограда, в Новой Деревне, – дар члена местного отделения братства В.А. Буфетова – и соорудить там храм в память о запрещении продажи в России водки. Братство решило также ходатайствовать перед городскими властями об отводе земли для постройки народной аудитории в память борца за народную трезвость М.Д. Челышева и признало желательным обратиться ко всем земским учреждениям России с просьбой принять возможные меры для укрепления трезвости путем устройства хотя бы в уездных городах соответствующих народных чтений[40]. На заседании 27 марта 1916 года, под тем же председательством, состоялись выборы в строительный комитет по сооружению братского храма в Новой Деревне. Возглавил комитет сам владыка Вениамин[41].

На Большой Невке, у Новой Деревни, с 1914 года обычно зимовала принадлежавшая Братству трезвости уникальная «плавучая церковь». История этого царского дара трезвенникам такова. Александро-Невскому обществу трезвости, за два года до его преобразования во Всероссийское братство, была высочайше пожалована бывшая императорская яхта «Марево». Судно переоборудовали в церковь на 200 молящихся, с алтарем в носовой части. Чин освящения «плавучей церкви» во имя священномученика патриарха Ермогена и первую литургию в ней совершил 19 октября 1914 года преосвященный Вениамин. В этот день к яхте, пришвартованной на набережной Невы у Медного всадника, прибыли крестные ходы от всех столичных церквей, при которых имелись организации трезвенников[42]. 3 ноября «плавучую церковь» посетил митрополит Владимир, а епископ Вениамин давал пояснения. Способная к дальнему плаванию церковь предназначалась для удовлетворения духовных нужд прибрежных жителей Невы, Ладоги и других водных путей. С ее помощью предполагалось также распространять в народе идеи религиозно-нравственного просвещения, вести борьбу с алкоголизмом… К сожалению, единственный в своем роде храм просуществовал недолгих 5 лет – 13 декабря 1919 года он был полностью уничтожен огнем[43].

Из всех отделов Александро-Невского братства трезвости в столице наи- большей активностью в 1915-1916 годах выделялся самый молодой – Большеохтинский[44]. В апреле 1915 года святыни отдела были перенесены из наемного помещения в Скорбященскую часовню, стоявшую в деревне Исаковке, за Большой Охтой. Строитель этой часовни М.В. Проворов заявлением на имя епископа Вениамина, председателя отдела, пожертвовал ее в полную собственность отдела. Вскоре безвестная часовня на «окраине окраин» Петрограда стала центром духовной жизни большой округи. Владыка Вениамин начал совершать в Исаковке торжественные богослужения при пении хора трезвенников, отсюда выходили возглавляемые им крестные ходы на Пороховые и в Колтуши. 18 октября 1915 года епископ приезжал в деревню на открытие церковно-приходской школы, также устроенной местным отделом братства трезвости[45]. Это событие вылилось в большой и задушевный праздник. А 24 января 1917 года, в 7-ю годовщину своей архиерейской хиротонии, епископ Вениамин освятил здесь деревянный храм Божией Матери Всех Скорбящих, заменивший более чем скромную часовню. Новый двухпрестольный храм стал первым памятником «возглашению трезвости на Руси»[46], и при нем сразу же был открыт приход. Участники торжества в Исаковке выразили уверенность, что «под сенью сего святого храма труды отдела по отрезвлению народа увенчаются полным успехом». За подписью епископа Вениамина было послано «всеподданнейшее приветствие» покровительнице Всероссийского братства трезвости императрице Александре Федоровне[47].

Падение монархии и последующее развитие событий отодвинули борьбу за трезвость на задний план. Последний крестный ход трезвенников как таковой состоялся в Петрограде на второй день Пасхи 1917 года. Управляющий епархией епископ Гдовский Вениамин сам отслужил 3 апреля раннюю литургию в Воскресенской церкви у Варшавского вокзала и возглавил процессию в Александро-Невскую лавру[48]. Осенью того же года была окончена постройкой Покровская церковь в Новой Деревне, заложенная как храм Александро-Невского братства. Но она стала действовать как обычная приходская. В 1920 году эта церковь даже была расширена – освящал ее митрополит Вениамин[49].

КРуководитель Всероссийского братства трезвости митрофорный протоиерей Петр Миртов на Поместном Соборе 1917-1918 годов был избран членом Высшего Церковного Совета и переехал в Москву. Покинул Петроград и такой видный борец за трезвость, как протоиерей Иоанн Острогорский, настоятель Сампсониевского собора. В список жертв «красного террора» осени 1918 года вошел ряд энергичных настоятелей храмов, при которых имелись общества трезвости – например, протоиерей Николай Сперанский (Матфеевская церковь), священник Вячеслав Силин (Ульянка).

В новых условиях уже не борьба за трезвость, а отстаивание религиозных интересов и свобод требовали тесного сплочения народа вокруг храмов. Получив в предшествующий период уникальный опыт руководства религиозно-массовым движением трезвенников, святитель Вениамин успешно вел корабль Петроградской церкви в годину революционного шторма.


Сноски:

[1]Последнее слово митрополита Вениамина // Новое время (Белград). 1922. № 415 (14.IХ). С. 2.

[2]Бовкало А.А., Галкин А.К. Студенческие годы св. митрополита Вениамина в Санкт-Петербургской духовной академии // Христианское чтение. 1997. № 14. С. 80-87.

[3]Рункевич С. Новый храм Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в Петербурге // Церковные ведомости. 1908. № 51-52. С. 2527.

[4]Паломничество трезвенников // Известия по С.-Петербургской епархии. 1909. № 7. С. 23.

[5]В Борисоглебском обществе трезвости // Петербургский листок [ПтбЛ]. 1907. № 297 (29. X). С. 4.

[6]Паломничество трезвенников // Колокол.1908. № 675 (24. V). С. 3.

[7]I.T. Семинаристы-паломники в Сергиевой пустыни // Колокол. 1909. № 1073 (9.Х). С. 3.

[8]Торжество трезвенников // Колокол. 1910. № 1228 (22.IV). С. 4.

[9]Крестный ход трезвенников // ПтбЛ. 1910. № 104 (16.IV). С.4; Торжество трезвенников // ПтбЛ. 1910. № 104 (16.IV). С. 2.

[10]Бовкало А.А., Галкин А.К. Святитель Вениамин и крестные ходы петербуржцев // «Петербуржец путешествует». Сборник материалов конференции 2-3 марта 1995 года. СПб., 1995. С. 101-109.

[11]Праздник у Сампсония // ПтбЛ. 1910. № 174 (28. VI). С. 2.

[12]Праздник трезвенников // ПтбЛ. 1911.. № 159 (13. VI). С. 2.

[13]Один из участников торжества. Духовное торжество трезвенников на Варгунинской фабрике// Колокол. 1910. № 1349 (21. IХ). С. 3.

[14]Торжество открытия Ульяновского общ. трезвости // Известия по С.-Петербургской епархии. 1911. № 5. С. 6.

[15]Открытие обществ трезвости в селе Рыбацком и с. Александровском // Известия по С.-Петербургской епархии. 1911. № 20. С. 7-8.

[16]Новая моленная «братца» Иванушки // Колокол.1910 № 1152 (16.I). С. 3.

[17]Открытие о-ва трезвости // Известия по С.-Петербургской епархии. 1913. № 21. С. 13.

[18]В Борисо-Глебском обществе трезвости // ПтбЛ. 1911. № 118 (2.V). С. 3.

[19]Чествование преосв. Вениамина // Известия по С.-Петербургской епархии. 1914. № 8. С. 11-12.

[20]Сидоров В. Маяк православной веры и благочестия // Колокол. 1911. № 1433 (4.I). С. 3.

[21]Торжество в братском Покровском храме // Петроградский листок [ПгЛ]. 1915. № 349 (20.XII). С. 10.

[22]Похороны от. С.Н.Слепяна // ПтбЛ. 1912. № 102 (16. IV). С. 3.

[23]Церковное торжество трезвенников // Ведомости СПБ. градоначальства. 1913. № 89 (26.IV). С. 2.

[24]Открытие духовных бесед // Известия по С.-Петербургской епархии. 1912. № 20. С. 12.

[25]Церковное торжество трезвенников // Известия по С.-Петербургской епархии. 1914. № 8. С. 13.

[26]Крестный ход в приходе братского храма // ПгЛ. 1915. № 80 (25.III). С. 4.

[27]Торжество в приходе братского Покровского храма // ПгЛ. 1916. № 100 (13.IV). С. 4.

[28]Церковное торжество трезвенников // ПтбЛ. 1913. № 49 (20.II). С. 4.

[29]Отголоски Всероссийского съезда практических деятелей по борьбе с пьянством 6–12 авг. 1912 г. // Трезвая жизнь. 1913. № 5. С. 606-615.

[30]Праздник трезвости. С.-Петербург // Трезвые всходы. 1913. № 8-9. С. 35-36.

[31]Праздник трезвости // Колокол.1914. № 2381 (10.IV). С. 3.

[32]Крестные ходы в Петрограде // Русский паломник. 1914. № 37. С. 598-599.

[33]Отчет о деятельности учреждений Всероссийского Александро-Невского Братства трезвости за 1915-й г. // Родная жизнь. 1916. № 32-33. С. 19-20.

[34]Городская жизнь // Ведомости Петроградского градоначальства. 1916. № 188 (2.IX). С. 2; Праздник трезвости в Петрограде // ПгЛ. 1916. № 238 (30. VIII). С. 3.

[35]Открытие Всероссийского Александро-Невского братства трезвости // Колокол. 1914. № 2568 (25. XI). С. 3.

[36]Заседание Всероссийского братства трезвости // Колокол. 1914. № 2587 (17. XII). С. 3.

[37]В.П. Торжество в Сергиевой пустыни // Колокол. 1915. № 2713 (26.V). С. 4.

[38]В Александро-Невском братстве трезвости // ПгЛ. 1915. № 323 (24. XI). С. 4.

[39]Торжество в Воскресенском храме // ПгЛ. 1915. № 329 (30. XI). С. 4.

[40]В Александро-Невском братстве трезвости // ПгЛ. 1915. № 296 (2. X). С. 4.

[41]Собрание Александро-Невского братства трезвости // Колокол. 1916. № 2962 (30.III). С. 3.

[42]Освящение плавучего храма // Колокол. 1914. № 2539 (19. X). С. 4; Освящение плавучей церкви // Правительственный вестник. 1914. № 249 (21. X). С. 2.

[43]Антонов В.В., Кобак А.В. Святыни Санкт-Петербурга. Историко-церковная энциклопедия в трех томах. Т. 2. СПб., 1996. С. 274.

[44]Галкин А.К. Вениаминовская Охта // Нева. 2001. № 1. С.211.

[45]Освящение церковно-приходской Охтенской школы братства трезвости // ПгЛ. 1915. № 287 (19. X). С.5.

[46]Постройка и освящение храма в честь иконы Пресвятыя Богородицы «Всех Скорбящих Радосте»в селении Исаковка, за Б. Охтой, Петроградского уезда // Известия по Петроградской епархии. 1917. № 7. С.6-8.

[47]Высочайшая телеграмма // Родная жизнь. 1917. № 6. С.8.

[48]Галкин А.К., Бовкало А.А. Первые месяцы служения святителя Вениамина на Петроградской кафедре // Петербургские чтения 96. Материалы Энциклопедической библиотеки «Санкт-Петербург-2003». СПб., 1996. С.149; Церковные дела // Новое время. 1917. № 14743 (5 / 18.IV). C.8.

[49]Антонов В.В., Кобак А.В. Святыни Санкт-Петербурга. Историко-церковная энциклопедия в трех томах. Т.2. СПб., 1996. С.274.

1988-2017 © ОУ «Международный институт резервных возможностей человека»
2013 © EasyDraw. Создание сайтов. Сайт оптимизирован под Internet Explorer 8+
Вход На главную  Написать администратору  Карта сайта