Григорий Григорьев. Огласительная беседа при лечении наркомании и табакокурения

24 марта 2001 года.


Добрый день, дорогие друзья. Сегодня мы проводим очередное лечение от наркомании, но здесь также находятся люди с проблемами алкоголизма, курения, азартных игр, избыточного веса, для которых проблемы наркомании тоже актуальны.

Готовясь к сегодняшнему сеансу, я специально попытался проработать вопрос с распространенностью наркомании в 2001 году на основе статистики. Попытался собрать существующие данные. И вот что получается.

Практически представительных данных как таковых в официальной статистике нет. По крайней мере, их не удается разыскать никакими научными способами. Но те данные, которые приводятся официально, они следующие.

Вот по Петербургу. Около 5% всех психических заболеваний составляет наркомания. Это по данным медицинских учреждений, причем даже конкретно не расшифровано, а просто дается - 5% в группе от пятнадцати до семнадцати лет. В других возрастных группах еще меньше, и всего по Санкт-Петербургу приводится - 1-2%. Такие данные сегодня существуют, и то они проходят под видом психических расстройств. Те, кто здесь сидит, представляют, насколько это отличается от того, что происходит в реальной жизни, - просто поразительно.

Далее. Проводили в школах Санкт-Петербурга анонимное обследование по специальным программам. Выявлено - до 30% всех учащихся принимали разные наркотики, от марихуаны до героина. Начинается прием наркотиков - опять же, по официальным данным, которые мы имеем, - в возрасте от десяти до двенадцати лет.

По структуре наркомании. Среди всех обращающихся в медицинские учреждения в Петербурге 80% - героиновые наркоманы, это официально. Вот такая проблема героиновой наркомании появилась с марта 1998 года. Я очень хорошо помню это время: до марта 1998 года героин занимал порядка 10-15% среди всех наркотиков. В марте 98-го все наркотики исчезают с рынка, остается один героин, цены на него резко снижаются, и с этого момента наркомания становится, в основном, героиновой.

Если сравнивать эти данные с европейскими, вообще мировыми, то выше 20% распространение героина среди наркотиков ни в одной стране мира не поднималось. У нас сейчас официально - 80% героина, а 20% - это экстази, кокаин, опиаты. То есть ничего подобного никогда нигде не было, даже близко.

Практически до момента обращения к врачу больные в среднем принимают наркотики три-четыре года. То есть обращаются к врачу не раньше, чем через три-четыре года приема (в среднем по городу).

Средний возраст тех, кто приходит сейчас на лечение в медицинские учреждения Санкт-Петербурга, - пятнадцать-шестнадцать лет. Но уже поставлен в России на наркологический контроль героиновый наркоман в возрасте шести лет - это своеобразный «мировой рекорд».

И еще один показатель: 80% из всех обращающихся - это те, кого приводят родители. То есть они живут в семьях, у них нормальные семейные отношения, есть родители, которые и приводят на лечение. Когда семьи разрушены, обращаемость резко снижается - до 20%.

Сколько может прожить человек - максимально - на героине? Максимально, то, что вообще удается проследить, - порядка десяти-двенадцати лет. Это мировой предел при условии качественного, самой высокой очистки героина, а не «нашего», так называемого «черного», героина. Поэтому средняя продолжительность жизни по России сегодня у наркомана - двадцать четыре года. И это я официальные даю данные, минздравовские. То есть даже по этим данным - двадцать четыре года. На самом деле, можно предположить, эта цифра гораздо ниже.

По обращаемости в пункты обследования ВИЧ-инфицированных. Среди всех, туда обратившихся, - 50% наркоманов. По нашим данным, данным лечебных учреждений, у тех, кто проходит стационарное обследование по поводу героиновой наркомании, - гепатит С практически у ста процентов, СПИД - у каждого второго. Это в последний год стали такие цифры.

По данным «скорой помощи» Санкт-Петербурга, за январь этого года от передозировки героина умерло семь тысяч человек. Это те случаи, когда «скорая» приезжала на дом для констатации смерти наркомана от передозировки. Один из самых пораженных районов в городе - наш, Выборгский. Как вы полагаете, в чем основная причина такой высокой смертности от передозировки героина? Почему так много умирает людей?

Есть такой журнал официальный - «Клиническая токсикология детей и подростков». И там приводятся данные исследования разных партий героина в Петербурге в 98-м году. Этот героин называется «черным». Пути доставки его - из Афганистана, потом Таджикистан и дальше через Россию транзитом, через Дальний Восток в Мексику и Америку. И вот что показали исследования.

В этом «черном» героине содержание опия составило до 5% в среднем, a 95% - разные вредные примеси. Конкретно следующие.

Токсические растворители - уксусная кислота. Вызывают эти примеси гематотоксические эффекты - гемолиз, поражение костного мозга.

Бензодиазепины - вторая группа. Вызывают бензодиазепиновое потенцирование угнетения дыхания, бензодиазепиновый абстинентный синдром.

Третья группа - антихолинергические соединения. Вызывают психовегетативные проявления, интоксикационный психоз.

Четвертая группа - антигистаминные препараты. Вызывают судорожный синдром, агрессивность.

Пятая группа - амфетамины. Вызывают психотические расстройства, ишемию внутренних органов (ухудшение кровоснабжения внутренних органов).

Шестая группа - другие лекарственные препараты и токсические добавки: стрихнин, хинин, натрия гидрокарбонат, пестициды (дуст), сульфат магния, тальк и другие. Вызывают разнообразные психотропные соматогенные расстройства и различные отравления.

И седьмая группа - это индифферентные добавки и наполнители: магний, сахар и, в основном, почему-то стиральный порошок «Лотос» оказался. Вызывают гранулемы на клапанах сердца (гранулемы - это изъязвления), гранулематоз легких, «легочное» сердце, некардиогенный отек легких.

То есть если подумать, то непонятно даже, как это правильно надо называть - наркоманией или токсикоманией, по сути дела - острым отравлением молодежи. А практически получается, что реально там героин и опиаты содержатся только для того, чтобы снять все неприятные побочные эффекты острого отравления. Вот как, знаете, умирающему онкологическому больному дают для обезболивания наркотики. То есть происходит просто массовое отравление людей, и для того, чтобы это было не так заметно, - на фоне опиатов. Поэтому у тех, кто сегодня принимает героин - считают они себя наркоманами или не считают, - большая часть нарушений в организме происходит за счет мощного отравления сопутствующими токсическими добавками.

У вас может возникнуть вопрос: а почему у нас такой героин? Я не могу точно ответить, в какой степени это специально сделано - чтобы люди гибли. Но в значительной степени это и специфика национального российского рынка. Многие, занимаясь торговлей, разбавляют героин тем, что под руку попадется, не имея умысла убить и уничтожить.

Что касается СПИДа и гепатита, то я лично глубоко убежден, что они туда «посажены». Потому что стопроцентное наличие гепатита С свидетельствует о том, что он туда введен, в это вещество. Сделать это элементарно просто: берется кровь больного гепатитом С, сыворотка крови центрифугируется, высушивается, получается порошок, так что одним литром крови больного гепатитом можно миллион доз заразить. Так же и со СПИДом. По крайней мере, тот героин, который идет из Афганистана, Таджикистана и Чечни, - он весь заражен практически. И были случаи, как, например, в Калининграде, когда сразу несколько тысяч человек, «понюхав героина», заболели СПИДом. (Кстати говоря, рост СПИДа произошел за последний год.)

Еще такие данные. Вот по данным МВД, Москва в день употребляет героина две тонны. Это официальная цифра. Какой можно сделать вывод из этого? Можно говорить о двух миллионах потребителей, приблизительно, по Москве. И эта цифра уже более-менее реалистична, хотя тоже, можно предположить, занижена. Все службы, которые борются с наркотиками, сами признают, что удается задерживать порядка 10% незаконного оборота, а 90% все равно проходит.

О количестве экспорта героина, который идет через Россию, тоже практически мало что известно. Но те сведения, какие просачиваются, свидетельствуют о следующем. Например, поскольку этот героин переправляют в Америку из Мексики, то известны случаи, когда под мексиканско-американской границей прорывали туннели для перевозки наркотиков «фурами». Сам факт, что кому-то понадобились туннели для перевозки наркотиков говорит о том, что это достаточно большие партии, если уж их «фурами» возят. Такие, что трудно даже предполагать.

Если информацию о распространенности наркотиков собирать от наших пациентов, тех, кто приходит к нам на лечение, - ситуация рисуется просто катастрофическая. Ну вот, к примеру, для сравнения: рядом здесь дом большой на Придорожной аллее. В этом доме несколько десятков парадных. И если тех людей, кто там живет, молодежь в возрасте от десяти до двадцати пяти лет, опросить: кто принимает героин, - они скажут: в нашем доме не принимают два-три человека. Причем очень интересно: те, кто принимает, знают всех, кто не принимает. А те, кто не принимает, не знают всех, кто принимает.

Многих из тех, кто приходит на лечение, я спрашиваю, где они учатся. Отвечают: в университете, в мединституте, в училище... Спрашиваешь, сколько человек в группе не принимает, и рассказывают, два-три человека - не принимают. Конечно, не во всех учебных заведениях вот так. Но очень во многих, к сожалению, именно так. Как бы пятнами, словно радиацией город заражен: есть такие учебные заведения, где совсем не принимают, но их мало. Но зато уж если принимают, то какой процент?.. Высочайший!.. Затрудняюсь точно сказать.

За последнее время мне не раз приходилось слышать: вот и хорошо, пусть эти наркоманы вымрут. Вот что вы по этому поводу думаете?.. Дело в том, что, конечно, можно и так рассуждать, но нужно учесть, что один человек, принимающий наркотики, реально за год «сажает» от двадцати до тридцати человек на наркотики. Потому что героин - это его жизнь, его бизнес, он этим торгует, он распространяет героин.

Что значит «сажает на наркотики»? Вы должны понимать, что кто-то пробует за компанию, кто-то пробует сознательно, кто-то неосознанно. Ведь в значительной степени вот это вовлечение происходит и без ведома самого человека. Например, на дискотеках, где его могут не предупредить. Причем идет следующая схема вовлечения, она стандартная и для нас, и для Европы. Сначала курение, потом алкоголь, потом марихуана, экстази, кокаин и в завершение героин. Не то что человеку сразу дают героин (хотя в последний год употребление все чаще начинается прямо с него), а вовлечение идет постепенно. Можно сказать, что практически в ста процентах случаев - через курение, через самый «безобидный» наркотик. А когда человек начинает курить, ему можно добавить в сигарету что угодно. Он и сам этого знать не будет.

И в последнее время то, что происходит во многих школах Санкт-Петербурга, выходит за все рамки. Ситуация распространения часто бывает такая: старшие дети отлавливают младших на переменке, берут за руки, за ноги, затыкают нос и рот - и дают наркотик, чтобы сделал принудительный вдох. Вот на таком уровне уже сейчас происходит вовлечение, я знаю много подобных случаев. Говорят, что даже учителя уже начинают распространять наркотики, и если это правда, то вообще уже финиш, конечно.

В итоге, если обобщить все, что я сказал, и попытаться сделать вывод: ну а сколько все-таки в России умирает в год от злоупотребления наркотиками?..

Повторяю, такой статистики нет, и мой вывод может быть основан только на собственных наблюдениях как практикующего врача-нарколога. Эта цифра не может претендовать на научную точность. Но можно предположить, что составляет она порядка четырех миллионов человек в год. Это та цифра, которую мы сами ориентировочно вычислили. И, для сравнения, столько же умирает в год от алкоголя. Соотношение смертности и рождаемости тоже катастрофическое... Цифры, конечно, различные, в зависимости от региона. Ну, например, в Псковской области в 2000 году соотношение было семь к одному. На семь умерших - один родившийся. По данным Петербурга, в январе «скорая» выезжала семь тысяч раз для констатации смерти на дому от героина и порядка трехсот раз - по поводу родов.

То есть мы можем говорить о факте стремительного вымирания народа. И, повторяю, это только начало, только цветочки, а ягодки впереди, потому что экстремальная ситуация по алкоголю сложилась с 95-го года, когда было резко повышено его производство и ослаблена государственная монополия, и с того времени среднедушевое употребление в год в России выросло примерно до двухсот литров чистого спирта. В Западной Европе тоже произошло возрастание - в два раза, для сравнения, а у нас - в двадцать раз. То есть мы идем на порядок выше. А по наркотикам - тут вообще даже нет прецедентов, подобных происходящему в России.

Всемирная организация здравоохранения считает, что при исчислении наркоманов следует руководствоваться проверенным во многих странах фактом, что на учет становится лишь каждый пятидесятый наркоман - один из пятидесяти! Согласно таким исходным позициям можно легко подсчитать, что в России уже «состоявшихся» наркоманов более двадцати миллионов, то есть 13,5% всего населения. И мы еще живы? И строим еще какие-то планы, надеемся...

И учитывая то, что все это, как снежный ком, как лавина, накатывается, трудно предполагать, сколько населения останется в России в ближайшие пять-семь лет. Можно говорить о ста миллионах, о пятидесяти миллионах, а можно и о меньших цифрах.

Нельзя не учесть сигналы, которые доходят с Запада. В одном журнале описана некая политическая тусовка, где присутствовали Бжезинский и Тэтчер, и Бжезинский сказал, что России хватит тридцати миллионов человек. Тэтчер же добавила, что достаточно и пятнадцати миллионов. То есть нас ориентируют на такую цифру. Им бы хотелось, чтоб в России осталось миллионов пятнадцать человек.

Более того, ни в каких справочниках, ни в международных отчетах проблема наркомании в России не отражена в подлинном виде. Это как белое пятно, вопрос вообще не поднимается. Молчит и наш Совет безопасности. Потому что, если бы официально поднять, возникла бы необходимость принимать какие-то меры. А так нам дают возможность быстро и безболезненно исчезнуть с политической карты мира и с лица земли.

То, что я говорю, это не преувеличение, это конкретная практическая информация, конечно, не претендующая на стопроцентную точность, но показывающая страшную тенденцию нарастания разрушительных процессов распространения наркотиков в нашем Отечестве.

И еще раз я подчеркиваю: это произошло недавно все. История наркомании в нынешнем ее виде насчитывает чуть более трех лет, с 1998 года, история алкоголизма - порядка пяти-шести лет, с 1995 года, когда мы сорвались в пропасть.

Как развивается наркотическая зависимость? Практически механизм зависимости от героина, по официальным данным, может сформироваться от однократного приема, а после трех приемов - уже обязательно. Конечно, большая часть людей, употребляющих наркотики в течение двух-трех лет, не считает себя больными. Каждый полагает, что ничего страшного не происходит, что он может в любой момент бросить принимать героин. Раз нет «ломок», раз доза небольшая - значит, все нормально, я не наркоман.

На самом деле наркомания развивается именно с психической зависимости. Механизм этой зависимости следующий. Согласно научной концепции основателя психиатрической эндокринологии московского профессора Белкина, доказанной в 1990 году, наша центральная нервная система - головной мозг человека - является крупнейшей эндокринной железой, которая вырабатывает огромное количество нейрогормонов, внутренних, эндогенных наркотиков, - более пятисот. Среди них десятки опиатов, внутренний алкоголь, внутренний никотин и многие другие. От того, как вырабатываются эти наркотики, зависит наше выживание в этом мире. Это система настроения, система радости жизни, система приспособления к окружающей среде, система переносимости стрессов. Это святая святых - главный центр психологической защиты человека. И если человек начинает вводит наркотики извне, что происходит с внутренней выработкой? Естественно, происходит торможение. Так вот практически торможение выработки внутренних опиатов происходит уже после первого употребления героина.

Если провести параллель между алкоголем и наркотиками, то от одного бокала шампанского, выпитого раз в жизни, выработка алкоголя уменьшается на 20% на один месяц. А от однократного приема героина выработка опиатов уменьшается на 80% на целый год. Вот, собственно, и вся разница. Конечно, у человека еще нет «ломки», нет физической зависимости, но у него уже потеряна радость жизни и настроение ухудшается на 80% на целый год. Если он больше не примет за этот год наркотиков, у него настроение восстановится. Но такое практически редко случается в реальной ситуации, когда наркотики повсюду, да еще на фоне стойкой депрессии. И вот это, между прочим, самое страшное в наркомании - психическая зависимость.

Если человек продолжает прием наркотиков, то постепенно психическая зависимость переходит в физическую, когда требуется увеличение дозы, снижается «кайф» и появляется «ломка». Это происходит в связи с тем, что в организме начинают вырабатываться вещества, разрушающие наркотики, в большом количестве, и, словно раковые метастазы, образуются по всему организму экзогенные - внешние - рецепторы, воспринимающие наркотики. Эти опиатные рецепторы образуются в мышцах, в костях, в суставах, во всех слизистых оболочках, и они постоянно подают сигналы, требующие наркотика. Это и есть «ломка». И когда уже сформировалась физическая зависимость от наркотика, ситуация становится трагической. Человек, например, может пройти лечение, может не принимать наркотики длительное время - но любое воспоминание, любая встреча... он может просто наркомана на улице увидеть - и экзогенные рецепторы «проснутся», придут в состояние, когда потребуют наркотика. Вот это называется «сухая ломка». Она может наступать через много лет после прекращения употребления наркотиков. В научной литературе описаны случаи «сухой ломки» даже после двадцати лет полного воздержания от героина.

Кроме того, у человека, который употребляет героин, алкоголь или другие наркотики, помимо психической и физической зависимостей развивается зависимость духовная. Постепенно душа наркомана проникает в мир невидимый и открывается темным силам ада. Каждый, кто длительно принимает наркотики, знает, что мир невидимый реально существует. И конечно, он попадает в мир зла. Можно сказать, в ад. Хотя поначалу его приманивают чем-то вроде «рая». Но очень быстро приходится за ворованную «благодать» расплачиваться адскими страданиями.

Все, что касается лечения наркомании, - это очень драматическая и даже трагическая ситуация. Во многих странах мира (например, в Швейцарии) болезнь эта считается неизлечимой, наркомана ставят на учет и выдают ему «бесплатный» героин; под это создана целая доктрина легального употребления героина.

И тем не менее, наркоманию можно лечить, и лично я не вижу в этом особых трудностей или проблем. Для того, чтобы успешно лечить наркоманию, не надо изобретать какие-то новые методы, это болезнь очень даже излечимая в медицинской части. С другой стороны, есть несколько особенностей героиновой зависимости, которые препятствуют быстрому и полному излечению человека, можно сказать, категорически препятствуют. Что же это за особенности?

Сейчас я вам расскажу, как проходит лечение, и тем самым отвечу на поставленный вопрос.

Когда у человека уже сформировалась физическая зависимость после приема алкоголя или наркотиков (ведь все приходят на лечение, именно когда уже есть ломка, никто же не приходит к наркологу с жалобами на плохое настроение, с психической зависимостью), то больному при лечении обычно проводится детоксикация в разных видах. Человека помещают в клинику, в стационар или на дому амбулаторно ставят капельницы. Длится такое лечение от семи-десяти до десяти-пятнадцати дней. Практически, одна-две недели - и при современных методах неот-ложной детоксикационной терапии можно снять ломку за счет очистки крови, детоксикации организма довольно быстро.

А можно снять эту ломку без медицинского лечения? Сам человек может «переломаться на сухую»? В принципе, может, если будет находиться где-то в таком месте, где окажется изолирован, особенно, если будет там парная баня с прорубью. В принципе, можно «переломаться» и «на сухую».

Вот эта часть медицинского лечения - детоксикационная, - она, в основном, и проводится в наше время в разных учреждениях под разными названиями, за разную плату, с одинаковыми рекламными обещаниями высокой эффективности выздоровления. И действительно, «ломка» снимается...

Но самое главное, что, когда ломка снята, у человека выходит на первый план и годами сохраняется психическая зависимость, которая проявляется в депрессии, повышенной раздражительности и в потере вообще интереса к жизни. И часто в нежелании жить - когда были высокие дозировки и длительный срок приема. Сорок процентов наших пациентов предпринимали в свое время суицидные попытки. И вот именно для снятия психической зависимости есть два направления.

Одно направление - психотерапевтическое, за счет мобилизации внутренних резервов организма, а другое - медикаментозное. Но все медикаменты, которые уменьшают психическую зависимость в той или иной степени, имеют один минус. Какой?.. К ним тоже наступает привыкание. Например, в США 37% населения стоит на учете у психиатра, регулярно принимая «легальные» наркотики - нейролептики и транквилизаторы. Вокруг этого выстроена целая индустрия «помощи». Однако фактически это все вещества наркотической природы, так что происходит замена одного наркотика другим. Если вы слышали про подобные «метадоновые программы», про тромал и т. п., когда человека практически пересаживают на более слабые наркотики и он всю жизнь их принимает. Правда, в наше время появились новые препараты, которые относятся к группе антаксона, - блокаторы опиатной системы, которые, занимая опиатные рецепторы, временно защищают человека при приеме наркотика, и если он принимает их, то не чувствует «кайфа». Но препараты эти дорогие и тоже не являются стопроцентной защитой, потому что наркоманы обычно, когда не чувствуют «кайф», начинают увеличивать дозу, и возникает опасность передозировки наркотика. Поэтому известны и смертельные случаи, когда принимают эти блокаторы опиатной системы и умирают от передозировки героина. К тому же блокаторы опиатной системы не снимают депрессию, а, напротив, усиливают.

[...]

Конечно. Да... Сколько? Лет?.. Ну вот попробуйте перестать... Вы сейчас принимаете его? Если вы откажетесь от него, что с вами будет, как вы думаете? «Ломка» будет, в обязательном порядке. То есть, конечно, в принципе, можно принимать разные медикаменты... А доза за эти годы возрастала?.. В общем-то, я лично считаю, что лучше бы обойтись без медикаментов по возможности. То есть их надо принимать на каком-то определенном этапе лечения, курсами. Курсы должны быть небольшие, я думаю, максимум - один месяц. И надо потом включать резервные возможности организма и выходить из зависимости. Человек в состоянии справиться с этим.

Методы психотерапии помогают человеку бороться с депрессией. Хотя, конечно, психотерапия должна проводиться длительно и регулярно, минимум в течение года. Но самое главное, что вся реабилитация дальнейшая, после лечения, должна быть рассчитана на срок в несколько лет. Хотя бы на три-пять лет. И вот именно отсутствие возможности лечиться в таких реабилитационных центрах, где человек должен длительно находиться по многу лет, является главным препятствием выздоровлению современного наркомана. К тому же таких центров должно быть очень большое количество, потому что в одном месте нельзя собирать много людей, которые отказались от наркотика. Если там живет пять-десять человек - это еще ничего, десять - еще терпимо, а если пятнадцать-двадцать - в принципе, уже тяжело. Ну а собрать сто человек или тысячу в реабилитационном центре - это безумие просто. А кто будет строить сегодня в России центры на пять-десять человек? Или хоть на десять-двадцать? Смешно говорить. Но во всяком случае, в мире нигде нет реабилитационных центров с содержанием больше десяти-пятнадцати человек. А у нас, конечно, если начнут строить - это будут сотни там или даже тысячи... Но тогда уже практически невозможно будет контролировать ситуацию.

Но главная трагедия современного нарколога в том, что нам приходится заниматься лечением в условиях города. А лечить человека, употребляющего наркотики, в условиях города - это то же самое, что заниматься голоданием на продовольственном складе. Можно, конечно, голодать на продовольственном складе - но это очень трудно. Хотя, когда, к примеру, дома все голодают, - легче становится голодать. И все-таки нам удается достигнуть кое-каких результатов даже в таких недопустимых условиях.

По данным центра информации нашего Института, мы получили следующее. Если взять опиаты и экстази, то годовые ремиссии (то есть когда в течение года человек не употребляет наркотики) у нас составляют порядка 60%, в условиях города. Если говорить про героин - порядка 30%. Реально. Но еще при героине 20% находятся в нестойкой ремиссии. То есть уже не употребляют столько, сколько раньше, но случаются эпизодические приемы. Это тоже все-таки шаг в сторону выздоровления, потому что резко снижена доза, уже нет «ломок», остается только психическая зависимость.

А какая была бы эффективность, если б можно было человека отправить на три года, скажем, в лес? При его согласии, конечно. Как вы думаете? Практически 90%. И опыт работы с людьми в условиях такого реабилитационного центра в лесу практически дает 90% положительных результатов. Там же героин-то нигде не достанешь. С другой стороны, если больной не пройдет полный курс реабилитации и уедет прежде времени из лесу в город, то последует стопроцентное нарушение. Но, в общем-то, люди, когда попадают в условия центра реабилитации, в город не хотят возвращаться, по нашему опыту. И боятся этого.

Если человек три года не употребляет, я думаю, можно говорить о ремиссии при героине процентов в семьдесят, реально. Я не думаю, что она будет выше. Все равно кто-то вернется домой - увидит и попробует. И вот главное условие, которое необходимо для эффективного лечения: это пресечь и разрубить все связи с миром наркотиков полностью, в том числе с алкоголем и курением. Если вы этого не сделаете - лечиться бесполезно, это ничего не даст. То есть все адреса, пароли, явки, контакты, друзья, знакомые - надо со всеми рвать отношения. Если вы их не порвете, будете все время в «сухой ломке» находиться. Здесь нет другого выхода, нет выбора, нет компромисса.

И вторая задача, которую надо решать обязательно в период реабилитации, - отсутствие свободного времени. Чтобы не было ни минуты свободного времени. Ни минуты! Человек должен быть загружен так, чтобы день пролетал незаметно и он не чуя ног доходил до постели. Потому что как только появляется свободное время, сразу начинается что? - прокрутка мыслей. Праздный ум - мастерская дьявола. И в этом состоянии, естественно, начинаются уныние и депрессия. Никогда не проявится психическая зависимость, если нет свободного времени. Хандра и уныние - это всегда результат безделья. И если наркоман не занят каким-то делом очень плотно, то внутренняя пустота неизбежно приведет к депрессии, тяге и приему алкоголя и наркотиков.

Когда современному человеку нечего делать, чем он заниматеся? Смотрит телевизор, слушает музыку. И то и другое - идеальные условия для развития хандры. А при появлении хандры современный человек как поступает? Принимает алкоголь. Начинает пить пиво. И сразу получает «результат»: вот легче на душе становится. Но ведь пиво - это тоже наркотик. И очень быстро что потребуется? Добавление дозы. То есть вскоре он пивом станет набирать дозу героина. И естественно, когда он начнет пить в день уже не по одной-две бутылки, а по десять-двадцать, то могут возникать периодические потери контроля. И первая же потеря контроля, как правило, приводит к принятию героина. Конечно, это зависит от ряда обстоятельств, но в городе такие роковые обстоятельства обязательно окажутся под рукой. И человек может сам не заметить, как примет наркотик. Поэтому главная рекомендации после лечения: пресечь все контакты с миром наркотиков, загрузить бывшего наркомана до предела, и крайнюю осторожность по отношению к алкоголю и курению необходимо соблюдать. Особенно к пиву, я еще раз подчеркиваю. Самое лучшее после лечения от наркотиков - дать зарок от всех спиртных напитков и от курения.

Я бы вообще хотел, чтобы вы полностью отказались от алкоголя и курения, но не могу вам сегодня так жестко это сказать, потому что морально вы еще к такому не готовы, все-таки главное сейчас - решить вот эту задачу, с наркотиками. А с алкоголем - я бы ребром поставил этот вопрос максимум через год воздержания от наркотиков. В принципе, и от курения надо отказываться тоже через какое-то время, когда уже будут достигнуты определенные победы в плане отказа от наркотиков. Естественно, чем раньше, тем лучше. То есть, по идее, надо отказываться от всех наркотиков. Лучше, конечно, сразу, но можно и поэтапно в качестве компромиссного варианта. Вот первый год - от героина, потом от алкоголя надо отказываться и от курения. Даже, может быть, после героина лучше от курения сначала отказаться, а потом уж от алкоголя. От курения потруднее будет. А еще лучше - сразу от всего, во время «ломки».

Вот такая схема лечения. Я уже вам говорил о том, что такое психическая и физическая зависимости, но есть еще и духовная. Психическая вам понятна? Это депрессия. Эта зависимость, хоть и называется психической, на самом деле физиологическая, потому что в ее основе нарушение выработки гормонов, это нейро-гормональная эндокринная недостаточность организма. То есть это нейро-эндокринно-гормональное заболевание фактически.

Физическая зависимость - это постоянная интоксикация, от которой организм защищается выработкой определенных антител и высоким уровнем веществ, разрушающих наркотики, в крови. И если вовремя не поступает наркотик - разрушается сам организм.

А что есть духовная зависимость? Все-таки, как вы полагаете, она реально существует? Существует ли мир невидимый? Существует ли темная сила, которая реально приводит человека к духовной зависимости? И как же с ней бороться? Ваше мнение какое?

Допустим, например, человек пройдет лечение. Довольно легко снимется физическая зависимость. Это без проблем. Ну, положим, со временем удастся уменьшить и психическую зависимость. У больного улучшится настроение. Достаточно ли будет всего этого для того, чтобы не вернуться вновь к употреблению наркотиков? Не будет ли в душе все равно нарастать некая пустота, некое ощущение того, что чего-то не хватает? Некое сомнение, что да, конечно, я не принимаю, настроение у меня нормальное, работаю, но разве это жизнь? Вот тогда, когда принимал героин, конечно, мне было плохо, я болел, но все же это самое лучшее, что было у меня в жизни. А это все - да, вроде я здоровый человек, но вообще-то что-то не то. Вот эта пустота - и есть самое страшное. Чем больше лет проходит с момента прекращения приема наркотиков, тем больше забываются «ломки» и тем чаще возникает болезненно острое, щемящее воспоминание о «кайфе». И это состояние может преследовать человека всю жизнь, если душу не заполнить Божьей благодатью. Свято место пусто не бывает. Поэтому мой личный опыт и вообще мировой опыт показывают, что реабилитация людей, которые отказались от наркотиков, так или иначе происходит на религиозной основе. И без обретения веры в Бога человеку, в конечном счете, полностью с наркотиками справиться не удастся. Потому что не будет противовеса. То есть надо дать достойный противовес. Надо, чтобы в душе появилось нечто большее героинового «кайфа». И если не придет на смену героиновому «кайфу» благодатное состояние, которое человек реально почувствует и скажет, что конечно это больше, чем то, что было прежде, и не идет ни в какое сравнение, и оказывается, что можно не меньшие, а значительно большие ощущения получать другим путем, естественным, Богом данным, не попадая в зависимость от героина, - вот если это не произойдет, то толку в лечении не будет.

И вот наш опыт показывает следующее. Практически, когда люди начинают выходить из героиновой зависимости и когда нормализуется настроение и организм восстанавливается физически - и если при этом они добровольно (добровольно, еще раз подчеркиваю!) приходят к регулярной молитве, утренней и вечерней, идут в храм и начинают посещать исповедь и причастие, - постепенно у них происходит совершенное, гармоническое, благодатное изменение внутреннего духовного состояния. А без церковных Таинств справиться с наркоманией реально не удается. Без Божьей благодати темную силу не одолеть.

И вот почему я лично так уверен, что все-таки темная сила имеет здесь прямое проявление... Вы знаете, меня к этому привели следующие факты. Вы вообще-то слышали про церковь сатаны? А сатанисты - они реально существуют?.. Есть такой Институт судебной психиатрии имени Сербского в Москве. Там существует отдел деструктивных сект, и он ежегодно подводит итоги деятельности деструктивных сект на территории России. Оказывается, церкви сатаны сейчас созданы чуть ли не во всех регионах нашей страны, в том числе, в Санкт-Петербурге. Она, конечно, тайная, эта церковь, но она реально существует. И так или иначе люди из этой секты к врачу-психиатру попадают, по разным вопросам. В частности, ко мне приходили люди с проблемами зависимости от чего, как вы думаете? От крови конкретно. То есть приходят люди и говорят: «Вот, доктор, забиваем ночью в лесу собаку (к примеру) и пьем кровь. И я как бы не хочу, но не могу не пойти». Я спрашиваю: «А людей часто... употребляете?» - «Ну, - говорят, - часто - это громко сказано. Но по праздникам...»

И по данным Института Сербского, в прошлом году на жертво-приношения сатанистов было похищено сто тысяч младенцев на территории России. То есть дети пропадают в том числе и по этой причине. Это официальные данные - сто тысяч за год.

Но причем здесь наркомания? Какое отношение имеют наркотики, и героин конкретно, к человеческой крови? А отношение прямое. Все эти сатанисты, которые ко мне приходили, были прежде героиновыми наркоманами. И как только они начали пить кровь человека и животных, они сразу же перестали принимать героин. Он им уже не понадобился. Героин уже не снимал «ломку» от крови, но кровь снимала любую «ломку» от героина. Вот наглядный пример. То есть фактически наркомания - это тоже форма сатанистской религии, более низкая просто, а сатанизм на крови - уже более высокая.

И вот это наше будущее. Я лично полагаю, что такое поголовное распространение наркомании среди молодежи в нашем обществе стало катастрофическим бедствием из-за полной бездуховности и отсутствия какой бы то ни было вообще идеологии и веры в Бога. У молодежи нет авторитетов. Фактически наркомания стала формой молодежной религии, средой общения и обитания. Как раньше молодые люди курили или пробовали алкоголь на молодежных вечеринках, так сейчас стали пробовать героин на своих «тусовках». Именно алкоголизм, табакокурение, бездуховность и атеизм родителей привели детей к героину. И там, где появляется духовная пустота, ее заполняет героин. Я вижу в этом закономерную связь. И на самом деле без изменения духовного состояния больного человека, в конечном счете, невозможно справиться с задачей лечения наркомании. Потому что даже если наркомана вылечить, то человеку все равно будет жить неинтересно. Потому что человек уже не захочет иметь меньше «кайфа», чем имел в состоянии антидуха. Надо, чтоб больше было, а не меньше, благодати в новом - преображенном и покаянном - состоянии духа. А больше может стать только через богообщение, через обретение веры. Все равно наркоман должен подняться выше того «кайфа», который ему удалось достичь. Если он не поднимется выше «кайфовой» планки, то всю жизнь без наркотиков будет ощущать себя неполноценным. Вы с этим согласны?..

Это реальная жизнь. Скажем, это не задача сегодняшнего дня, но в перспективе решать ее придется. А если не решить, не заполнить душевную пустоту Божьей благодатью, все равно человек будет думать: а вот тогда, когда наркотики принимал, было лучше. И только если наркоман почувствует что-то, что больше наркотиков, - только тогда ему наркотик не понадобится. Он скажет: а зачем? То, что я имею сейчас, гораздо больше. То же самое и с алкоголем, и со всеми другими веществами, приводящими к зависимости. Человек так устроен, что если не дать ему замену духовную, значительно превосходящую наркомании во всех отношениях, - то все равно будет он стремиться к наркотикам. А замена эта - благодать Божия. Вот такая вот проблема.

Вы можете мне задать вопрос: легко ли людей, отказавшихся от наркотика, приводить к Богу? Как вы сами думаете?..

И легко, и тяжело одновременно. Близким родственникам эту задачу практически невозможно решить. Потому что для решения задачи воцерковления своих детей родители должны быть сами людьми глубоко воцерковленными. Если они таковыми не будут, их никто и не послушается. И если родители будут говорить: иди в церковь, а сами не пойдут, то это будет звучать неавторитетно и просто карикатурно. Или если они сами только первые шаги в церкви делают, их тоже не послушают. Но если человек, который перестал употреблять наркотики, попадает в среду, где принято ходить в церковь, то он очень быстро это впитывает и усваивает. То есть он очень быстро принимает и хорошее, и плохое. И вот тут-то воистину - с кем поведешься, от того и наберешься. И проблема всех реабилитационных центров в том, что все в отношениях между врачами и больными может быть великолепно и прекрасно - но попадает туда один человек, который по-другому духовно настроен, и он может сильно поколебать не стойкую пока духовную атмосферу. Воистину, ложка дегтя здесь может испортить целую бочку меда.

Хотя мой личный опыт показывает, что если не очень много людей в таком центре, то удается справляться с любыми проблемами. Вот у нас в Белоруссии, в деревне Белая на Белом озере, есть одно такое место, - это даже нельзя пока реабилитационным центром назвать, это просто жилой дом в лесу, где живут бывшие наши пациенты: наркоманы и алкоголики. Я направлял туда только самых тяжелых пролеченных, потерявших, казалось, всякую надежду на спасение, ни работы, ни денег не имеющих. И некоторых привез туда в физической зависимости, то есть накануне отъезда в лес они кололись. Все «ломки» мы снимали, в основном, баней и прорубью. Все ребята сейчас «моржами» стали, баню топят несколько раз в неделю. И по семь раз в прорубь забираются после бани. Они уже по многу месяцев там живут, и просто не узнать людей, ведут себя, как ангелы во плоти, хотя и «рожки» у них есть, пока еще не «спиленные». Правда, была пара человек, которые не вписались в коллектив и пытались алкоголь принести (наркотиков там нет) - и, в общем-то, остальные их не приняли. И те, кто предлагал, были вынуждены уехать, потому что они как бы сами себя исторгли. Но было и другое - когда, во второй раз, ребята не устояли против «зеленого змия» и выпили. Но нашли в себе силы покаяться и дали зарок от алкоголя и курения. После этой пьянки мы вместе сожгли сигареты, так что у Бога и зло в добро превращается.

Вместе мы ездим раз в месяц в Свято-Евфросиниевский монастырь в Полоцк, на исповедь и причастие. Наш белорусский духовник, митрофорный протоиерей Михаил Уляхин, считает, что безнадежных среди них нет. Вот соборовались все вместе в Великий пост. Вообще ребята молятся утром и вечером, они сейчас Псалтырь читают, Евангелие читают. А почему, как вы думаете, они стали молиться? Я там с ними жил какое-то время и молился утром и вечером. Причем, когда я молюсь, я никогда никого специально не приглашаю, у меня нет такого: пойдем на молитву! Это дело глубоко личное. Но я молюсь - они тоже приходят и становятся. И вот, когда стали мы вместе молиться, уж так их крутило... Особенно от Псалтыри в Великий пост - вообще в «бараний рог» сворачивало. Зато после молитвы - хорошо. И вот так недельку вместе помолиться - уже «ломать» перестает, а только хорошо, благодатно становится, да и сон получше. И человек начинает уже к молитве стремиться и потом начинает сам молиться, потому что это дает ему много. Но ведь такой ввод в молитву надо же с кем-то проходить. Как человек сам дорогу эту найдет? Он только попробует молиться - его так закрутит, что даже и молитву-то не произнести. Очень важно вот этот первый толчок дать, он-то самый трудный и есть. А так ребята воскресают на глазах. Сами начали заниматься спортом, бегают три километра утром, три вечером, гантели сделали из кирпичей, работают в поте лица, сами рыбу ловят, сами готовят... Приезжать мне туда сейчас - сплошное удовольствие. Никогда не думал, что так приятно и благодатно работать с наркоманами. Все думают, что это очень тягостно. Но так лишь вначале, а потом одна благодать. Господь дает им много благодати. Очень много дает. Главное - полюбить их, несмотря на «рожки», которые остается «пилить» потихоньку с Божьей помощью.

Единственное - они, конечно, в город не хотят возвращаться и постоянно спрашивают: «Сколько мы здесь будем времени находиться?» А я всегда говорю: «Вот прямо сейчас можете взять и уехать». Это все знают, никто никого не держит. И добавляю всегда: «Если вы соберетесь уехать, то я трижды перекрещусь, буду очень рад». Знаете, потому что... Ну вот сейчас, например, мне надо прицеп провизии везти им туда. Правда, и родственники их с едой помогают, но и нам, врачам, нагрузка немалая. Для меня это большая головная боль. Но и радость великая. Воистину, как сказал Господь: «Иго Мое благо, и бремя Мое легко». Конечно, меня это радует, конечно. Но если не придется прицепами возить еду - еще лучше будет. Они, конечно, не собираются никуда уезжать, и, насколько я знаю, так вот потихонечку будем мы там расстраиваться. Помогают и наши бывшие пациенты - материально и морально. Там уникальное место, на десять километров вокруг нет населенного пункта никакого. То есть настоящая глушь, медвежий угол. Когда их снегом заносит, на «уазике» иногда пробиваться приходится по метровому снегу, с трудом. Но и там уже на нас дачники жалобы писать собираются. Никому-то из людей наркоманы эти не угодны.

Итак, с одной стороны, наркоманию можно вылечить. Но, понимаете, как у нас получается - рад бы в рай, да грехи не пускают. А реально, конечно, страна вымрет, потому что никто не создаст эти центры реабилитационные, если сами родители не будут делать это. Вообще-то, я думаю, спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Только сами родители могут решить свои проблемы, да и то не всегда. Но уж за них никто не будет этого делать. Потому что государство сейчас в плане лечения предлагает единственную главную и бесплатную услугу - постановку на учет у нарколога. К тому же многие структуры, которые занимаются лечением наркомании, прямо или косвенно связаны с распространением наркотиков. Возьмите хоть диспансеры наши, хоть больницу инфекционную - все это знают, в принципе, что там продают наркотики. Если, не дай Бог, с гепатитом туда попадешь, не успеют тебя госпитализировать - как тут же героин принесут. По ценам, гораздо ниже рыночных. Это же все знают. Точно так же, как известны все места распространения героина в городе. Все их знают, эти места, включая тех, кто с этим борется. И те, кто с этим борется, сидят в засаде - для чего?.. Да, отлавливают. И взимают от ста рублей до ста баксов с головы наркомана. Они же знают, у кого сколько денег: с этого сто баксов берут, а с этого - сто рублей. Приносишь - отпускаем, не приносишь - в «Кресты». Такая схема. Настолько это уже все...

Короче говоря, вымрем мы, конечно, в ближайшие годы. Я не представляю, какое население останется. Очень много исчезнет людей в России. По крайней мере, это не сопоставимая ни с одной войной цифра будет. И более того. Мировой опыт показывает следующее: когда государство бросает все силы на борьбу с наркотиками, что происходит? Остановка роста и распространения рынка наркотиков. Но еще никто не уменьшил этот рынок ни в одной стране. Вот как уже сформировался круг потребителей, такой он и останется. Но дальнейший рост прекращается при эффективной борьбе. То есть вся борьба направлена на то, чтобы наркомания далее как духовная эпидемия общества не распространялась. А то, что охвачено уже, - то охвачено, то, в основном, обречено на вымирание. Именно потому в Швейцарии и выдают легально героин наркоманам, стоящим на учете.

Поэтому, я думаю, все проблемы, которые будут в перспективе - экономические, политические и все остальные, - они очень сильно изменятся в будущем из-за резкого сокращения народонаселения России, и много кому мало что понадобится. Просто очень скоро окажется, что некому служить в Вооруженных Силах, некому содержать стариков, некому жить в пустых квартирах, некому работать, и огромная такая дырка будет демографическая. А что будет после этого - не представляю. С одной стороны, может быть, население будет видоизменяться. Европей-ская часть будет заселяться выходцами из восточных стран, а Сибирь - китайцами. Возможно, это будет происходить незаметно, за счет миграционных процессов. То есть коренное население заменится людьми, которые не принимают наркотики. Китайцы ведь практически не принимают. Впрочем, как и мусульманские народы, они в этом смысле очень сильно защищены.

Какие у вас есть ко мне вопросы? Пожалуйста.

[...]

Про тот центр, о котором я рассказывал... Это еще не центр, а лишь идея центра. Центры, как таковые, они есть, но их очень мало. Всех реабилитационных центров в России насчитывается несколько десятков. Вот то, что мы сейчас имеем. Конкретно, есть под Кингисеппом. Там община протестантская, «Новая жизнь». Были на острове Коневец наркоманы в монастыре, но их много собралось, и они там серьезные проблемы создали. Есть еще в Мельничных Ручьях. Под Москвой реабилитационные центры есть - на три месяца рассчитаны. Три месяца - очень малый срок. По нашему опыту, вообще недостаточный. За три месяца только происходит малая «очистка психики».

Вы поймите, главная проблема наркомании - это то, что при приеме наркотиков у человека разрушается совесть и практически исчезает различение понятий правда - ложь, добро - зло. Психологические границы личности у них размываются и полностью исчезают. И родственники оказываются в непривычной для себя ситуации сумасшедшего дома, они совершенно не готовы к этому. Им кажется, что если им дали обещание не принимать, то этого достаточно. Более того, там такие бывают сцены, когда наркоман «пристыжает» своих родителей: «Как ты мог подумать! Я же тебе обещал!» А они, родители, развешивают уши и не могут понять, что им лапшу вешают. Дело в том, что совесть - она полностью у наркоманов исчезает на все время приема наркотиков. Кстати говоря, она и восстанавливается, между прочим, вы только не думайте, что она исчезла - и все. Как это ни странно, она в течение нескольких месяцев начинает восстанавливаться. Ведь совесть - это голос Бога в человеке. Все возвращается. Это просто токсическое поражение головного мозга. Какая может быть совесть, к примеру, у больного шизофренией в период обострения психоза, а?.. Никакая!..

Это как во многих сектах, в «Белом братстве», например. Помните, была такая секта? Там им давали ЛСД, как потом оказалось. Многие секты связаны именно с наркотиками. А как это обнаружилось? Вначале пытались их как-то от «гуру» оторвать - невозможно, бесполезно. Но при обследовании больных смотрят - печень у всех увеличена. Начали им проводить лечение, и по мере детоксикации зависимость от секты исчезала. То есть зависимость была чисто наркотическая. Они не знали этого, им просто добавляли ЛСД в пищу. Их руководитель был большой специалист в этой области. А они квартиры продавали, имущество свое отдавали в секту. То есть это была целая структура такая коммерческая, на чем, собственно, многие секты построены.

Таким образом, все практические вопросы «зомбирования» связаны с наркоманией. Не бывает «зомбирования» чисто психологического, только в научно-фантастических фильмах такое и в воспаленном воображении легко внушаемых людей случается. А на практике, в реальной жизни - это всегда наркомания. Все остальное - это сказки. Элементарно просто. Так что «зомбирован» тот, кто наркоман.

[...]

Вы понимаете, в чем дело... Вы уже попали в этот замкнутый круг. Длительно и постоянно принимаете финебут. Здесь надо индивидуально с врачом проговаривать. Но надо бороться, надо отказываться от медикаментов, надо начать уменьшать дозы. У вас уже «ломка» идет от медикаментов сейчас... Вы меня извините, если аспирин принимать регулярно, то и от него зависимость возникнет; да любой медикамент регулярно принимать - создастся зависимость в конечном счете. Все нынешние наркотики когда-то были синтезированы и использовались как лекарственные средства, медикаменты. Поэтому надо конкретно проговаривать, давать конкретные рекомендации. Но первое - надо начинать уменьшать дозу лекарства под наблюдением врача. Ни в коем случае, если вы долго принимали лекарства, нельзя резко их бросать. Постепенно надо снижать дозы, но с таким расчетом, чтобы в течение двух-трех месяцев полностью отказаться от подобных костылей, но только, повторяю, под контролем врача. И тогда у вас все восстановится со временем. Организму надо дать возможность жить своим естественным образом, как он создан Творцом от рождения, а не вводить извне вовнутрь бесконечное количество лекарств. Если человеку для улучшения пищеварения давать постоянно желудочный сок или другие желудочные гормоны, мотилиум, например, - «мотор для желука», согласно телерекламе, то в конечном счете перестанет желудок работать и слизистая его атрофируется. Так же и введение медикаментов. Не создан же человек от рождения для введения финебута постоянно?

Можно со всем этим делом бороться, но надо иметь очень большое желание. Тут в чем проблема еще? Почему, например, такая невысокая эффективность лечения в городе? Потому что многие больные, которые приходят на лечение от наркотиков, на самом деле не хотят лечиться. Они приходят немножко подлечиться, избавиться от «ломки», снизить дозу. У них заранее такая установка. По сути, получается некоторое восстановление организма, некоторый отдых самого пациента для снижения дозы, что выгодно экономически, да и «кайф», утраченный на большой дозе, временно возвратится. Это называется «наркотические качели». Я очень часто с этим сталкиваюсь. И как только начинают появляться реальные результаты лечения, когда действительно вытаскиваешь человека, вдруг он начинает нервничать, заговаривает о неизлечимости наркомании, выказывает нежелание продолжать успешно начатое лечение. Ему это и не нужно было, он как бы сам даже перепугался, что вылечится: а зачем это надо - совсем не принимать? Он своего уже добился - снизил дозу. И начинает рассуждать: да все равно наркоманию не вылечить, да и зачем... Чего ж ты тогда сам вначале, когда тебе было плохо, пришел на лечение? Значит, тогда ты верил в излечение, а как стало лучше, вдруг - не вылечить стало. Ты и не лечись тогда, с самого начала. И вот начинаешь вытаскивать бедолагу, а он говорит: «Нет, я еще должен поторчать». Так же и люди пьющие приходят давать зарок на один год. Потому что есть проблемы, нужно немного осмотреться, проблемы разрешить, а потом вернуться к пьянке - «культурно», «в меру». Но самой идеи прекращения пить, курить, принимать наркотики - ее нет в душе. А какой тут будет результат? С одной стороны, человек добровольно пришел на лечение, имеет желание лечиться, а с другой стороны, желание продолжить «кайф» ловить он имеет. И что тут говорить о духовности, об остальных вопросах. Это и называется «наркотические качели». Так вот, задача зарока - сделать именно так, чтобы у человека, даже если попытается его нарушить, уже не было «кайфа». А были одни только «ломки». Потому что если будут одни «ломки», никто не будет принимать наркотик, ясное дело.

В общем, с этим можно работать. И у каждого из вас будет дорога индивидуальная. У всех разные зависимости, разные дозировки, разные установки и вообще разные задачи. Так вот, если бы задачи наши, пациента и врача, совпадали... Моя-то задача, она ясна. А ваши задачи - насколько они с моей совпадают? Потому что практическая работа показывает, что не всякий человек, говорящий: «Я имею искренне желание лечиться», таковое имеет. Хотя, казалось бы, раз пришел... А вот пришел, по разным причинам приходят на лечение. В общем, с чем придешь, с тем и уйдешь... Пожалуйста, задавайте вопросы...

Я еще раз подчеркиваю, что не вижу трудностей в лечении героиновой наркомании как заболевания. Дело не в методах, а дело в организации этапов лечения и реабилитации. Если при лечении алкоголизма достаточно бывает кратковременного взаимодействия врача и пациента, то при лечении наркомании это взаимодействие более длительное и постоянное. Это понятно вам? Вот и все. И дело не в методах лечения. Вот сейчас очень много новых методов рекламируется, особенно дорогостоящих, - это пустое дело. Вот эти все дорогостоящие методы, особенно, которые в Москве проводятся, - там какая основная идея? Максимальное облегчение страданий и кошелька пациента. Человек поступает на программу «детокс», к примеру, его усыпляют - он просыпается, и «ломки» нет. И сразу по выписке из клиники идет за дозой. А международная практика показывает, что 80% программ типа «детокс» кто содержит? Тот, кто продает наркотики. Задача - продление жизни потенциальным потребителям. Это задача, которую ставят торговцы, а пациент что имеет? Снижение дозы и увеличение «кайфа». Когда по мере возрастания дозы «кайф» уменьшается, проводят ему «детокс» - и доза практически снижена, «кайф» вернулся. Жизнь продолжается. Вот такая схема. Все довольны: довольны те, кто торгует, довольны те, кто лечат, и, конечно же, сам объект лечения. Всем хорошо. Таким образом создается полный комплекс, замкнутый цикл. Так что дело не в методах лечения, надо искать своего врача.

К тому же еще сейчас у современной наркологической службы, опять же в силу реальных обстоятельств, при лечении от алкоголизма и наркомании нет никакой заинтересованности в эффективности. Более того, чем больше рецидивов - тем больше капельниц, так как все лечение сводится к постановке капельниц. Чем больше капельниц, тем больше финансов. Разве это не так? В общем-то, в реальной жизни так получается, что почти никто и не пытается решить проблему исцеления от наркотиков и алкоголя. Все стремятся максимально финансовые вопросы решать. И особенно вот эти новые методы - так называемые «методы», когда обещают дозированное употребление, - это наглый обман. А способствует этому безумию общественная потребность такая - научиться «пить в меру». Но вы уже попробовали «принимать героин в меру». Можно это вообще - «в меру»? «Принимай героин, да знай меру». Или «в меру курящий»: «Я курю, но я не курильщик, потому что я курю в меру».

Поэтому вот так подумайте, внутренне настройтесь сами и подумайте, что вы хотите. Важно, чтоб вы сами настроились.

Есть еще какие-то вопросы ко мне? Нет вопросов?

Вот эта вся ситуация, о которой я рассказывал, она соответствует вашему представлению? В принципе, все, что я говорил, - это взято все из жизни. Ничего я не придумывал, все из рассказов людей, которые приходят на лечение. Потому эта информация, может быть, самая достоверная. У меня нет никаких интересов, кроме попытки понять, что происходит. И так как мы являемся передовым отрядом и первыми вступили в битву со змием в силу сложившихся обстоятельств, мы этой информацией располагаем. Хотя, повторяю, в этой беседе я не претендую на высокую научную точность. Точно здесь никто ничего не может сказать, статистики такой достоверной, как выяснилось, не существует.

Кстати говоря, это тоже один из элементов заговора против России: уничтожать всю такую статистику, чтобы никто не знал точно, сколько поражено людей. Я лично считаю, что такой заговор реально существует. Документов очень много же есть. В прошлом много кто пытался уничтожить Россию, например, Гитлер... Да и задолго до него были подобные попытки. Но сейчас мы выполнили, мне кажется, все задачи наших «друзей» на сто процентов. Поэтому, думаю, любого, кто принимает героин, можно представлять к заграничному ордену хоть сегодня. И, наверное, наступит такой день, когда займется этим вопросом Совет безопасности...

Что касается гепатитов, СПИДов и прочего, у меня есть свое представление на этот счет. Я считаю, что это проблема, которая может быть решена с Божией помощью и за счет укрепления организма естественным путем. Думаю, что по мере отхода от наркотиков и по мере укрепления физического состояния будет и иммунитет восстанавливаться. Потому что ведь у каждого из нас есть определенное количество вирусов в организме. Эти вирусы могут как бы спать или просыпаться, все зависит от иммунитета. А иммунитет - это то, чего никто не знает, в конечном счете. Я так говорю, потому что мой лично опыт работы с наркоманами, больными СПИДом, показывает, что попытки их отмаливать, например, на Гробе Господнем в Иерусалиме, когда Благодатный Огонь сходит, давали реальные результаты, когда полностью все исчезало.

Более того, мне кажется, что эта проблема с Божьей помощью решаться может однозначно при желании человека вырваться из ада. Беда в том, что нет такого желания, вот в чем беда. У всех есть желание уменьшить дозу, избежать «ломок». И многие хотят, чтобы «кайф» оставался, чтобы «балдеть» и не стать наркоманом. И вообще, если б «ломок» не было - никто бы не пришел сюда на лечение. Вы бы пришли к врачу, если б не было «ломок»? Да вряд ли. Человек приходит к врачу, как правило, когда уже перед могилой оказывается.

Как вы, много знакомых перехоронили уже? Друзей или родственников? На кладбище бывали уже? Ну помните: вы следующими будете.

Вы хотели что-то сказать? Ничего? Есть еще вопросы?..

Но самое главное, что касается лечения, - еще раз я подчеркиваю, - это не то что надежда, не то что шанс, а реальная возможность. И если кто-то вам скажет, что это неизлечимо, вы тому не верьте. Потому что тот, кто так говорит, никогда этим не занимался сам. И не пытался наркоманию лечить. Это очень даже излечимо. Все это излечимо - и алкоголизм излечим, и курение, и наркомания. Было бы желание. И вымоленное близкими ваше покаяние, и Божье прощение. Но главная проблема - рад бы в рай, да грехи не пускают. Человек сам не стремится покинуть ад. Ему когда после лечения становится лучше, он опять добровольно возвращается к приему наркотиков. Потому что это - самое «лучшее», что он знает в жизни. Вот это вопрос, конечно, который врач не может решить. А если бы вас всех сейчас на остров на три года - так я бы вам стопроцентную дал гарантию, что выживете. Конечно, только на время пребывания на острове. Ведь по возвращении вы могли бы опять начать принимать, по своей воле...

[...]

Я не думаю, что в обществе что-то изменится в ближайшие годы. А к тому времени, когда изменится, уже некому будет помогать, просто нам может не хватить державной воли и времени. Я считаю, что сейчас наш президент волю имеет, он знает ситуацию и хочет изменить ее, но у него нет необходимых возможностей. Силы государства не хватает сейчас для борьбы со змием, оно очень ослаблено, разворовано и разделено. Много людей есть, которые разделяют государство до сих пор, у него нет реальных исполнительных органов. Президент включает скорость вперед, а государственная машина движется назад очень часто. Сильно разрушена вся инфраструктура государственности. Очень много повреждений сделано врагами в корабле Отечества, и хоть он не пошел ко дну, но сильно накренился и подзатонул. И очень плохо с кадрами сейчас. Поэтому надежды мало, что в ближайшие годы нам удастся переплыть бездну. А потому: спасайся, кто как может. Надежды на Совет безопасности пока немного.

И последнее. Все, что я вам сказал сегодня (я очень хорошо знаю это), - в одно ухо ваше влетает, а в другое вылетает. Если мы встретимся через три месяца с вами, то вы многого не будете помнить из того, что я сказал вам. И все, происходящее сегодня, завтра будет вами вспоминаться, как во сне. Это я говорю для родственников, чтоб помнили они, в каком состоянии находятся те больные, кто пришел сегодня на лечение. И относится это только к наркоманам. У тех, у кого проблемы с алкоголем, ничего подобного нет. Меня вначале удивляла эта наркотическая амнезия, но потом я привык, что проходит три месяца - и вообще наши пациенты многого не помнят. С человеком общаешься, рассказываешь ему о болезни, а он потом говорит: «Я все, как во сне, воспринимал». И это является симптомом токсического поражения центральной нервной системы. Это не симптом наркомании, это отравление токсикогенным героином. Вы поняли это, да? Поэтому то пламенное выступление, которое я провел сегодня перед вами, - оно, по сути, проводилось в морге. А глас мой - воистину глас вопиющего в пустыне. Я это понимаю, чтоб вы знали. Это называется «проведение психотерапевтического лечения с умершими людьми». Доктор Григорьев выходит и говорит: «Уважаемые покойники! Если вы меня слышите, пошевелите ногой. Или рукой». Смотришь, кто-то и зашевелился. Вот такая у нас с вами сегодня работа происходит. Так что, когда воскреснете, месяца через три, обязательно еще раз придите на нашу с вами огласительную беседу.

[...]

Да, да, конечно, на этом и стоим. Ну, по крайней мере, я человек верующий, православный, а значит - реалист. Я даже считаю, что вообще настоящий материалист - тот, кто верит в Бога. Просто значительная часть мира невидима. Священное Писание учит, что мир - творение Божие, во всей полноте он непостижим пятью органами чувств. Часть спектра живой картины бытия невидима и неосязаема... А сказал это для того, чтобы родственники в ближайшие три месяца помнили, что они являются - кем вы являетесь? - сотрудниками сумасшедшего дома, врачами и санитарами. И все ваше поведение должно соответствовать такому положению. Вы опекаете людей патологического творческого «труда». Можно провести такую аналогию: если больной шизофренией дает вам торжественное обещание больше не бредить, то вы ему не верьте, я вас прошу. Поймите, что к больным наркоманией надо относиться именно так. И также вам говорю, что эта болезнь пройдет, только надо помнить, что нужно выдержать долгое время. Чтоб у вас не было какой-то эйфории, что вот вроде бы легко стало, хорошо, все в порядке. Ничего подобного. Ни одному слову психически больного верить нельзя - не потому, что вас обманывают намеренно, а потому что близкий вам человек абсолютно невменяем. Так что дай вам Бог смирения и терпения.

Вот это окончательный штрих такой в конце лечения - для улучшения вашего настроения. Но ничего не бойтесь: невменяемость эта временная и с Божьей помощью пройдет. При малейших сомнениях, если вам покажется, что ваши родственники принимают наркотики, сразу тяните их к врачу. Существуют разные методы проверки приема наркотиков, по крайней мере, на протяжении нескольких дней после приема можно все точно определить и выявить за пару часов. Все можно проконтролировать, чтобы вам не ломать голову: принял - не принял. Так что настройтесь, что ваша жизнь превращается, если вы хотите помочь своим близким, в сумасшедший дом. Собственно, он давно уже вокруг вас, но сейчас вы это должны осознать окончательно и бесповоротно, наконец-то назвать вещи своими именами. А уж если живешь в сумасшедшем доме, надо по всем законам военного времени - замки там, ручки, стекла небьющиеся, ну как положено все. И главное, никакого доверия...

[...]

Если он вам это говорит, то говорит сейчас. А через минуту скажет другое. Поэтому хорошо, что так говорит, это показатель, что бывают моменты просветления. Только не надо думать, что это просветление окажется длительным и постоянным, потому что вслед за просветлением наступит и помутнение разума. А для того, чтобы вернуться к употреблению, много не надо времени, достаточно и мгновения измененного сознания. Более того, я считаю, что если не назвать вещи своими именами, мы ничего не решим вообще. Змия можно победить только правдой, ибо он существует лишь в атмосфере лжи и полуправды. И донести до вас... я опасаюсь сказать - «правду», потому что я тоже всю ее не знаю... ту часть информации, которая мне как врачу открыта, - это мой профессиональный долг. Я лично считаю, что об этом нужно говорить во всех учебных заведениях и вообще везде, где только можно. Потому что это по крайней мере может предостеречь от употребления наркотиков тех, кто еще не попал в западню. А вообще я считаю, что эта беда вошла уже в каждый дом. Просто не все пока знают об этом. И вскоре не окажется в России ни одной семьи, которая бы не пострадала от наркотиков, прямо или косвенно. Если не непосредственно через своих родственников и близких, то через друзей и знакомых героиновый змий каждого достанет. Вы это должны четко представлять. И помните: никто не гарантирован и не застрахован от наркомании. Знайте, что все дискотеки, молодежные вечера, прочие модные «тусовки» сегодня как никогда крайне опасны в отношении наркотиков. Ситуация неконтролируемая. Согласны с этим, да? Почтенные наркоманы подтверждают, что я правду говорю?

[...]

Я вас предупредил. Будьте бдительны. Помните, чем перед потопом занимался Ной? Строил ковчег. А Лот выводил семью из горящего Содома. Вот я вам тоже рекомендую - заняться строительством личного ковчега. Во всяком случае, ковчег должен быть в душе, в семье и в доме, как минимум. Увы, сегодня мы же не можем повлиять на ход исторических событий или на государственную политику. Но зато можем пока повлиять на себя и свою семью. А это не мало, и для государства это очень важно будет - чтобы оставались хоть какие-то люди, которые неподвластны змеиной эпидемии. Это и будет наш реальный вклад в строительство будущей России. Сейчас необходимо сохранить людей, хоть кого-то спасти и как можно больше. Потому что будет выкашивать змий отныне земли Российские. Пройдут еще один-два года, и самый выгодный бизнес в России станет - ритуальный похоронный, кладбищенский. Будут вырубать целые леса и рощи на гробы, и будут огромные кладбища расти. И по мере вымирания больных алкоголизмом будет идти рост смертей от героина. Так что повелитель державы смерти - сатана - сполна напьется христианской крови.

[...]

По крайней мере, то, что нам хотели бы оставить территориально «потенциальные друзья», - это страну в рамках царства Ивана Грозного, от Казани до Украины. Что из этого получится, я не могу знать, мне это неведомо. Но такие планы известны. Я думаю, все, что произошло с Югославией, было отработкой сценария будущего России как оплота Вселенского Православия. Еще раз повторяю, не могу сказать, что получится из планов наших врагов, но битва за Россию уже началась и пока идет не в нашу пользу. И все мы участники этой битвы... То есть в Югославии не было же такой наркомании, как сейчас в России. Потому они пока и устояли, что страна верующая и православная. Но как их сжали и расчленили... впрочем, история эта еще не закрыта. А что же тогда с нами будет, с поврежденными духом и телом? Вчера мы не смогли помочь своим братьям по вере, а завтра поможем ли себе?..

Вам это понятно, что Святую Русь вообще-то всегда хотели уничтожить темные силы? В принципе. По крайней мере, за последние тысячу лет - пятьсот лет в войнах мы провели. То с Запада, то с Востока. Естественно, сильный сосед, мощное государство с огромными ресурсами - ну кому это понравится? Лучше, чтобы его не было на земле. Правильно, да? Вот эта схема, она понятная, она простая. И на наших глазах это уничтожение и происходит. А вы являетесь тому подтверждением.

Я помню, в школе нас всех готовили... Были уроки ГО, нас учили надевать противогазы, говорили, как себя вести, когда на нас атомную бомбу сбросят. Но вот сбросили на нас другую бомбу, такую бомбу, какая нам и не снилась. Она невидима, но покруче атомной оказалась. И никому не пожалуешься. Ситуация убийственная, вы даже не представляете, что делается.

Вот приходит ко мне один пациент, тоже из тех, кто решил уменьшить дозу - не вылечиться, а уменьшить дозу. И вот пришел он в шоковом состоянии. Зашел к нему друг детства, который не принимал год и принял однократно только - через год и малую дозу. Вечером они посидели, поговорили, пивка попили. Поздно было, легли спать - в одной кровати, больше негде было. И утром мой пациент проснулся рядом с покойником. На него это неизгладимое впечатление произвело. Но важно еще и другое: ведь по сути дела этот человек не от передозировки умер, он умер от некачественного героина. По сути, его отравили. А исследования никто не будет проводить, написали там в свидетельстве о смерти - передозировка. То есть, чтобы убить человека, его не надо стрелять, резать - взять и уколоть героина, и никто ничего расследовать не станет. Я знаю много таких случаев. Наркоман - и все, что тут говорить. Вот до чего дошли мы с вами. Жизнь человека словно жизнь мухи цениться стала. И это все произошло за последние три года. Раньше не было такого никогда, и близко даже.

Я помню, двадцать лет назад в СССР умирало от острого алкогольного отравления до десяти человек в год. А сейчас только в Псковской области районный центр вымирает за год от отравления алкоголем. И все регионы страны поражены в не меньшей степени наркотиками, все областные центры. За исключением, правда, Екатеринбурга, где особую борьбу с наркотиками начали криминальные круги своими методами. Представители криминального мира стали там бороться с наркотиками. И добились реальных результатов. Вот единственная область, где на деле приостановили наступление змия. Надолго ли? И не до конца понятно, что там на самом деле происходит. Может быть, это просто борьба за рынок сбыта? Может быть, сами борцы потом начнут и торговать. Но пока такой факт имеет место, такой исключительный факт в нашей современной истории.

Ну что, раз я поднял вам настроение... Хорошее у вас настроение, да?.. Почему «так себе»? Радостное должно быть. Жизнь продолжается, смотрите - солнышко светит, весна на дворе, птички поют. Живите и радуйтесь, ведь пока мы еще живы. Просто человек так устроен, что правда о жизни о нашей - она всегда не очень-то бывает приятна. Ведь мир погружен во зло... Хотя то, что я рассказал, это лишь малая толика правды. Да я и вас поберег! Многое не стал рассказывать, чтоб не расстроить окончательно... Нет вопросов?

Храни вас всех Господь. Простите меня, грешного. Прошу ваших святых молитв за грешного раба Божия Григория.

1988-2017 © ОУ «Международный институт резервных возможностей человека»
2013 © EasyDraw. Создание сайтов. Сайт оптимизирован под Internet Explorer 8+
Вход На главную  Написать администратору  Карта сайта