Сергей Ершов, Григорий Григорьев, Вадим Зверев. Метод духовно ориентированной психотерапии в форме целебного зарока

Метод духовно-ориентированной психотерапии в форме целебного зарока (ДОП ЦЗ) сформировался в процессе развития массовой эмоционально-эстетической психотерапии алкоголизма Г.И. Григорьева (Григорьев Г.И., 1993; Мизерене Р.В., 2000; Мизерас С.В., 2002) из метода стрессопсихотерапии по А.Р. Довженко, с последующей интеграцией с направлением православной психотерапии на основе герменевтического исследования святоотеческого наследия Христианской Церкви, включая такие его разделы, как аскетика, патристика и гомилетика (Ершов С.А., Зверев В.Д., Григорьев Г.И., 1995; Карвасарский Б.Д., 2000).

Метод положительно зарекомендовал себя на практике достаточно высокой эффективностью при лечении алкоголизма, наркоманий, табакокурения и иных болезнетворных влечений, приводящих человека к развитию зависимостей, действующих разрушительно не только на психику, но и на все органы и системы органов человеческого организма. По церковной терминологии, состояние зависимости идентично страстному состоянию; зависимость – страсть. По святоотеческой терминологии, страсть относится к болезненным ненормальным явлениям душевной жизни, это такое влечение, которое исключительно и односторонне возобладало над духовным началом в человеке. Суть страсти заключается в том, что если человеком не осуществляются самореализация как образа и подобия Божиих и, как следствие, благая жизнь в мире, то основной причиной этого являются именно страсти, вырабатывающие в человеке ложные, превратные направления всей жизнедеятельности и лишающие его природной по сотворению способности добротолюбия и доброделания.

Центр тяжести всех страстей – и душевных и телесных – полагается в духовной сущности человека, в ее искаженном и поврежденном состоянии, т. е. в постановке самого себя в центр судьбоносной деятельности, в некую автономность путем своеумия, своеволия и самоугодия. Алкогольная и наркотическая зависимости в святоотеческом понимании диагностируются как страсть чревоугодия, или плотоугодия. В создании метода духовно ориентированной психотерапии в форме целебного зарока с ориентацией на наркологические заболевания использован конкретный опыт церковной практики и духовно-психологический опыт душепопечения.

Перечень базовых источников метода ДОП ЦЗ говорит о неординарном и самостоятельном подходе при решении психотерапевтических задач, входящих в компетенцию учреждений здравоохранения. Применяемая в методе целебного зарока методология включает в себя данные естественнонаучного и вненаучного познания: клинические данные практики и обыденный здравый смысл, богословскую экзегезу и философскую рефлексию, духовный опыт и этические нормы христианства. Метод духовно ориентированной психотерапии в форме целебного зарока успешно разрешает методологическое (и искусственно создавшееся) противоречие психотерапии как науки и психотерапии как искусства врачевания. Особенностью данного метода является также то, что он исходит из приоритета родного для пациентов языка, обыденного для их сознания. Наш обыденный язык ближе к богословскому, чем к естественнонаучному, что наиболее явствует, когда мы говорим о душе, ее пожеланиях и переживаниях. Доступное для восприятия пациентов вербальное изложение научно-медицинской и духовно-религиозной информации, а также фабулы строго продуманного многоэтапного действа, обеспечивают высокое качество терапевтических результатов. Результаты лечения по методу духовно ориентированной психотерапии в форме целебного зарока подлежат как научному, в полном соответствии с принятыми в медицине методиками и критериями, анализу, так и пастырско-богословской оценке.

В научной литературе метод ДОП ЦЗ первоначально назывался методом целебного зарока, отражая только результирующий финальный этап комплексного многоэтапного психотерапевтического процесса. После медицинских и богословских научных исследований по проблеме сбалансированной методологии был сформулирован ряд концептуальных положений, лежащих в основе теории и практики метода духовно ориентированной психотерапии в форме целебного зарока.

  1. Природа и состав человека соотносятся с эмпирическими данными древнецерковной антропологии.
  2. Этиология болезненных влечений рассматривается с учетом аскетического опыта борьбы со страстями.
  3. Межличностная коммуникация в процессе оказания помощи страждущим строится в соответствии с правилами гомилетики.
  4. Между естественнонаучными и церковно-антропологическими категориями и понятиями устанавливаются прямые и косвенные аналогии.
  5. Интерпретация психотерапевтического процесса, его стратегий и анализ результатов проводится как на научной методологической платформе, так и на основе аскетического и патристического опытного знания.

Метод является духовно ориентированной психотерапией не потому, что он имеет прочный фундамент в религиозно-культурной традиции, а как обращенный к духовному началу в человеке, т. е. к тому, что выше психики, изучаемой и врачуемой естественнонаучной медициной. Подобная психотерапия является не просто безмедикаментозным вербальным лечением, но, прежде всего, она ориентирована на анатомически невидимые и физиологически не локализованные органы в человеке: душу, дух, совесть, волю, ум. Другое обоснование целесообразности духовной направленности метода ДОП ЦЗ состоит в том, что все болезненные влечения имеют, в первую очередь, духовную обусловленность, а органические поражения и функциональные расстройства являются вторичными следствиями первичного духовного поражения. Этиология и патогенез зависимостей, рассматриваемых как страсти, гораздо проникновеннее и ближе, глубже и тоньше к их первопричине, чем в медицинской модели. Коренная причина рецидивируемости наркологических заболеваний заключается в том, что духовная зависимость остается не исцеленной. Обращение к внутреннему человеку в психотерапевтическом попечении – начало врачевания не видимых всем следствий, а скрытых коренных причин грехопадения – падения в болезнь. Как показывает церковный опыт, это достигается силой евангельской любви, которая не входит в компетенцию естественнонаучного знания, но по сути является аналогией этических норм врачебного служения. Настоящий врач всегда подобен милосердному самарянину из притчи Господней.

Формой духовно ориентированной психотерапии является целебный зарок. Зарок как действо внутреннего человека дается путем свободного волеизъявления отказаться от болезнетворных влечений. Свободное волеизъявление пациента свидетельствуется врачом и (или) священником, а контролируется собственной дающего зарок совестью. «Когда Бог сотворил человека, то Он всеял в него нечто Божественное, как бы некоторый помысл, имеющий в себе, подобно искре, и свет, и теплоту; помысл, который просвещает ум и показывает ему, что доброе и что злое: сие называется совестью, а она есть естественный закон» (авва Дорофей). Зарок – акт не юридический и не купирующе-медицинский, а исключительно духовный с нравственным содержанием; он представляет собой свидетельство о выборе, который можно определить как «выгодный» для пациента, что вполне соответствует прагматике современной жизни. В методе духовно ориентированной психотерапии в форме целебного зарока рациональность и медицинская прагматика гармонично сочетаются с мистическим учением Церкви. В обосновании процесса патогенетического трансформирования видимой и ощущаемой самим человеком болезни из невидимой, духовной, в выработке данного психотерапевтического метода ДОП ЦЗ совмещены святоотеческий опыт и научно-медицинские знания.

В ходе лечебного процесса, во время врачебной беседы, пациенту делается «выгодное предложение» стать здоровым. Чувство самосохранения и необходимость борьбы за выживание в повседневной действительности настраивают пациента принять это «выгодное предложение», дав зарок. Но это свободное принятие «выгодного предложения» самим пациентом глубоко нравственно, оно полностью согласуется с божественными заповедями и способствует процессу восстановления личности, по сути являясь актом добровольного выбора между злом и добром, что в христианском учении равнозначно созиданию образа и подобия Божиих.

Увещание о спасении, звучащее в огласительной беседе православного врача, может быть до конца и не воспринято пациентом в данный момент, но у него есть право выбрать «выгоду» (быть здоровым). А приняв ее во время сеанса духовно ориентированной психотерапии в форме целебного зарока, он из присущей человеку благодарности частично или полностью замещает пустоты, оставшиеся от прежних слов, дел и помышлений, новыми смыслами, воспринятыми из врачебного увещевания о спасении. Пациент восстанавливает связь с Творцом через врачей и священников – свидетелей своего свободного волеизъявления на обретение подлинного человеческого облика.

Механизм действия целебного зарока согласуется с законами выживания и с правилами восхождения по лествице спасения, соединяя временную земную жизнь с жизнью вечной. Психосоматический аспект метода ДОП ЦЗ выражается в восстановленном гармоническом взаимодействии физиологиче-ских связей исцеляемого человека, при этом тело соработствует душе, равно как и душа соработствует телу. На этом этапе лечения уменьшаются и даже снимаются психическая и физическая зависимости. Долг врача указать пациенту безопасный путь по преодолению духовной зависимости. Метод духовно ориентированной психотерапии в форме целебного зарока не ограничен только теоретическим базисом святоотеческого наследия, он на практике реализует извлеченные из творений святых отцов духовно-врачебные советы. Огласительная беседа врача – не столько проповедь, сколько откровенный разговор с пациентами, в котором не скрывается, что полное исцеление пока не наступило, что врачебный опыт призывает к необходимости совершения Таинства покаяния, объясняя, что такое покаяние и что такое духовная жизнь.

Предтеча духовной психотерапии святитель Феофан Затворник сформулировал многие из положений, которые легли в основу и обоснование метода ДОП ЦЗ и служат наставлением как для врачей, так и для пациентов.

«Духовную жизнь человек получает от Духа Божия. Благодать Духа сорастворяется с нами, начинает жить и действовать в нас и производить жизнь по духу. В кающемся (зарекающемся. – Авт.) доселе она действовала со вне: со вне возбудила его, со вне назирала все исправительные действия внутри и содействовала им; но еще не проникла внутрь, не вселилась. Это совершается ею в Таинстве покаяния» (Феофан Затворник). Необходимо помнить, что «в то время, когда человек возвышается до решительного обета, сходит на него некоторое уверение, что он теперь не противен Богу; но эта уверенность – своя и прочна быть не может, ее скоро поколеблет сомнение. [...] Первое, что делает необходимым Таинство покаяния, есть некоторая нетвердость внутреннего делания, его некоторая неопределенность и шаткость. Мысли наши, пока они еще в голове, бывают в ходе своем изменчивы, в порядке нестройны, в движении неустановлены – и это не только тогда, когда предмет еще не уяснен, но и тогда, когда мы обсудили его хорошо. Перемена жизни, внутри только задуманная, одна бывает нерешительна и не тверда, и формы жизни, предначертанные в это время, шатки и неопределенны. Прочную установленность они получают в Таинстве покаяния, когда грешник в церкви откроет свои неисправности и утвердит обет» (Феофан Затворник). Увещание святителя завершает медицинский этап лечения перед предстоящим свободным волеизъявлением пациента.

Решение о достаточности только врачебной помощи часто провоцируется нашей неподготовленностью приступить к церковным Таинствам. Но следует понять, что Таинство – не обряд, не ритуал, а потому и Таинство, что в его совершении происходит внутреннее преображение причастившегося к Таинствам грешника. Конечно, исповедь, покаяние, причастие нельзя расценивать только как прагматичные и эффективные средства к получению здоровья, но нельзя и получить полное исцеление без названных Таинств.

Поскольку дача зарока, засвидетельствованного врачом и (или) священником, является внутренним подвижническим деянием, необходимо дать объяснение: почему именно зарок? Есть и другие понятия с долей синонимичности: и обет, и обещание, и клятва, и божба, некоторые научные термины, как, например, «код». Одни слова приходят в практику жизни из науки, другие из обыденного языка, иные из Священных книг.

Но всегда необходимо и важно понимать, что подразумевается под тем или иным концептуальным термином, как научным, так и духовным. Чем зарок отличается от обета? Почему не клятва или присяга? И, конечно, как зарок отличается от «кода», а точнее, чем зареканье отличается от «кодирования»? Здесь в одном клубке увязаны этимология и человеческий опыт, богословие и медицинская практика, церковная традиция и нередко растиражированное безграмотное толкование.

Первое движение души, получившей дар возбуждающей благодати, принадлежит свободе выбора человека и состоит в движении к самому себе. Это движение к себе совершается тремя актами: склонением на сторону добра; устранением препятствия, державшего человека в узах греха; решимостью на доброе изменение путем покаянного преображение. Это и есть восхождение личности до решимости дать зарок или обет. Всякое решение ради надежности дела закрепляется договором перед видимым или невидимым свидетелем. Каждый делает выбор, перед кем засвидетельствовать свое решение на какое-либо делание или неделание.

Метод, основанный на православной святоотеческой традиции, зовет к Богу и призывает силу и милость Господню во исцеление и спасение кающихся грешников, одержимых страстью-зависимостью. Такой договор – частный, личностный завет с Господом, это – восхождение до обета посвятить себя Всевышнему, упование на Его помощь.

Незримый договор в психотерапевтическом методе назван зароком. По Библии нам известны и обеты и зароки, в своеобразном преломлении бытуют они и в русском естественном языке. Словосочетание «дать зарок» точно отражает решимость, достигнутую сокрушением и покаянием, когда человек с Божией помощью осознает искривление своего жизненного пути или чувствует волевое бессилие перед грядущим соблазном или укоренившейся греховной привычкой. Метод духовно ориентированной психотерапии в форме целебного зарока направлен на исцеление от страстей чревоугодия и плотоугодия, порожденных унынием или гордыней.

Все слова названного синонимического ряда обозначают принятие на себя обязательства, но различаются по смыслу обещания и по свидетельству. В Библии под именем обета разумеется положительное обещание исполнить что-либо или воздержаться от чего-либо, в последнем случае такое обещание именуется зароком. Можно сказать, что обеты положительны и деятельны, они состоят в совершении богоугодных дел милосердия, благотворительности, благочестия. Зароки же направлены на воздержание от неправедных действий или греховных привычек, на преодоление пагубных страстей, они результативны, но не деятельны. «Если кто даст обет Господу или поклянется клятвою, положив зарок на душу свою, то он не должен нарушать слова своего, но должен исполнить все, что вышло из уст его» (Числ. 30. 3). Зарок – слово уст, слово сердца, слово совести, которым человек себя «связывает» пред Богом.

А «код»? При «кодировании», как и при даче зарока, в душе наличествует большое искреннее желание самого больного прекратить употребление алкоголя и иных психоактивных веществ, но для осуществления этого решения человек предает себя в руки мирского врача, который «связывает» пациента его же добровольным решением. «Кодирование» полностью отвечает восприятию алкоголизма как болезни, которая разрушает организм, расстраивает психику, приближает смерть. Ни о каком повреждении духа в данном случае не может идти речи, потому что дух – понятие не медицинское и орган нематериальный и не в силах врача повредить дух. Такая концепция болезни требует от пациента соблюдения правил воздержания, нарушение которых может привести к необратимыми физиологическим последствиям для организма. Страх больного за самого себя останавливает развитие болезни, но не исцеляет во всей полноте. Тот, кто «кодирует», на самом деле является только свидетелем искреннего желания пациента остановить болезнь, а желание это возникает после того, как пациент узнает правду о своей болезни. Снятие физической зависимости обеспечивается 15-20-дневным воздержанием от употребления всех спиртных напитков до «кодирования», а снятие психической зависимости обусловливается страхом физической смерти, вкключающим резервные возможности человека по саморегуляции – способность к самовыживанию. Как говорили святые отцы, страх успевает там, где не успевает любовь. Любовь понимается как предание себя воле Божией, вера в Слово и Истину, принятие в себя Бога, одухотворение своего плотского естества.

Другое принципиальное отличие «кодирования» от зареканья состоит в том, что «код» накладывается врачом на пациента, который хоть и изъявил добровольное желание лечиться, но исполняет пассивную роль, а зарок всегда активно дается самим страждущим человеком. Воля больного, просвещенная словом врача, максимально участвует в даче зароке. Таким образом, в отличие от «кодирования», зарок – не процедура, а поступок личности, жаждущей исцеления души и тела, которое зависит только от Самого Господа, Врача Небесного.

Обеты и зароки отличаются и от клятвы и божбы тем, что в них нет уверения собеседника в чем-либо: они исключительно касаются самого зарекающегося, хотя некоторые из них также произносятся в церкви при свидетельстве других. Известны обеты крещения и монашества, которые даются на всю жизнь с особенными священнодействиями, но возможны еще обеты частные, временные или кратковременные (таким обетом и является целебный зарок). Предметом их бывает какое-нибудь дело, дар или жертва, то или иное действие во славу самого Бога или в честь Божией Матери и святых, в которых дивен Бог (Пс. 75. 12). Человек, плененный страстью, приносит в жертву свою страсть, и это есть благо, угодное самому Богу.

По учению Церкви, когда обет оказывается неудобным, например, если дан опрометчиво, не согласуясь с силами, то возможно заменить его другим даром Богу. «Сеть для человека - поспешно давать обет, и после обета обдумывать» (Притч. 20. 25). Но что касается зарока на воздержание от употребление спиртных напитков, наркотиков, табака, то здесь не может быть опрометчиво-сти, а следовательно, при отказе от его исполнения связан только с лукавством. Бывают, конечно, и каверзные житейские ситуации, которые мы склоны относить к непосильным бесовским искушениям, но и они подлежат покаянию. Собственную слабость не стоит относить к попущению Божию, в такой ситуации эта так называемая собственная слабость есть знак склонения воли на злое дело. Отмена зарока должна произойти непременно с разрешения и ведома духовника. Почему? Зарок есть обязательство совести перед Творцом не принимать вина и ничего хмельного, наркотиков, не курить табака, а также не произносить скверных, гнилых и бранных слов, а свидетелем и судьей совести является духовник. Обязательством совести является и зарок, засвидетельствованный только перед врачом. Исходя из этого, порядок снятия зарока таков: если был дан зарок только перед врачом, то приди к врачу, если был дан зарок на Кресте и Евангелии, то приди в церковь. В зависимости от вида оказываемой помощи можно называть страждущего от страсти плотоугодия пациентом, клиентом, больным, кающимся грешником, но природа взаимоотношений больного с болезнью и больного с врачом остается неизменной: противостоять болезни и неукоснительно следовать советам врача и священника.

Православная терапевтика души, к которой относится метод духовно ориентированной психотерапии в форме целебного зарока, превышает преодоление психосоматической симптоматики болезни, она ориентирована на исцеление духа, души и тела, которое в руках Божиих. Начало Богообщения полагается в молитве. «Помолишься Богу, и Он услышит тебя, и ты исполнишь обеты твои. Положишь намерение, и оно состоится у тебя, и над путями твоими будет сиять свет» (Иов 22. 27,28). «Всякий обет и всякий клятвенный зарок, чтобы смирить душу» (Числ. 30. 14).

Метод ДОП ЦЗ в практическом использовании имеет последовательную и сложную структуру, он сочетает этапы групповой и индивидуальной психотерапии. В рамках этих организационных форм выделяются этапы доврачебной, врачебной и церковной помощи; индивидуальная коммуникация с пациентом имеет характер вербальный и деятельный, деятельное, в свою очередь, имеет процедурную и сакральную (Таинства) формы. В зависимости от видов плото-угодия, учитывая их медицинские и психологические аналоги, метод духовно ориентированной психотерапии в форме целебного зарока применяется с учетом групповой стратификации: желательно проводить лечебные сессии раздельно по профильным группам, что вызвано спецификой разъяснений, примеров и рекомендаций во время беседы. На данном этапе развития метода терапия проходит в группах: алкоголизм, табакокурение, наркомания, избыточный вес, азарт-ные игры, компьютерная зависимость. Единство сути метода лежит в преодолении данной плотской страсти, которую в расширенном виде сформулировал святитель Игнатий (Брянчининов): «Объядение, пьянство, нехранение и разрешение постов, тайноядение, лакомство, вообще нарушение воздержания. Неправильное и излишнее любление плоти, ее живота и покоя, из чего составляется самолюбие, от которого нехранение верности Богу, Церкви, добродетели и людям» (Игнатий Брянчининов). К этому перечню необходимо добавить, то, чего отцы не знали, – наркоманию, токсикоманию, табакокурение, компьютерную зависимость.

Общая организационная фабула метода духовно ориентированной психотерапии в форме целебного зарока отражена в согласованном с Церковью кратком последовании действий и церковных Таинств при оказании целительной помощи от обуревающей страсти, использующей плоть для деформации сознания. Определяется следующая этапность: 1. Огласительная беседа православного врача; 2. Индивидуальная работа врачей с каждым пациентом по даче медицинского зарока; 3. Беседа о покаянии и Божественной литургии с пациентами, выразившими желание дать зарок перед Богом; 4. Крещение оглашенных больных; 5. Общая исповедь в церкви; 6. Молебен; 7. Индивидуальная исповедь священнику и дача зарока перед Богом на Кресте и Евангелии; 8. Причащение пациентов, готовившихсяхся к этому Таинству (из официальной церковной переписки духовника создателей метода с церковноначалием Московского Патриархата и приходом Антиохийского Патриархата в Калифорнии (США), опубликованной во втором выпуске сборника «Исцеление словом», 1995).

Собственно к врачебному сеансу относятся только первые два названных этапа с прибавлением доврачебного приема при обращении страждущего пациента за помощью. Они являются психотерапевтически самодостаточными для первичной эффективной помощи, но также подготавливают пациентов к прохождению «узкого пути» для получения целительной помощи от Врачевателя душ, Господа Иисуса Христа. Духовная поврежденность врачуется духовными средствами. Можно внерелигиозно психологически оценить это как способствование к выходу в трансцендентное, к месту обретения смысла жизненной позиции; прагматически – как указание на необходимость и возможность духовной реабилитации. «Экскурс субъекта в его специфическое становление и будущее в конечном итоге делают процесс выздоровления, то есть изменение в поведении и переживаниях, в фантазиях, да и во всей личности. Это понимание собственной субъективности имеет культурную специфику» (Альфред Притц, Хайнц Тойфельхарт, 1999).

Психотерапевт занимает открытую позицию, он не скрывает своих религиозных убеждений, но элементы катехизации при коммуникации с группой или с персональным пациентом не носят характера прозелитизма, проповедь спасения созвучна учению об исцелении. Верующий врач демонстрирует действенный опыт православной психотерапии, объясняя что данное заболевание и его клиническая картина коррелируют с понятиями церковной антропологии и аскетики, что невидимая брань со страстями и их последствиями является психотерапией по определению, заботой о душевном здоровье человека и путем ко спасению. Веками проверенный путь подвижников сопряжен с духовными ориентирами, с личностной установкой вставших на этот путь; пациентивная позиция, укоренившаяся в коммуникационной диаде «врач-больной», оправдана только перед Богом, завет с Которым имеет характер долженствования, т. е. соучастия душевно-духовных сил, а именно, в личном искреннем покаянии (греческое слово «метанойа», переводимое как покаяние, буквально значит «перемена ума», а не раскаяние или сожаление).

В методе ДОП ЦЗ учитываются не только различные стадии и формы заболевания, но и уровень духовного роста пациентов, чтобы слово врача могло быть воспринято каждым по мере его жизненного опыта и мировоззрения, но спектр возможных интерпретаций услышанного больным на беседе сохранял положительный потенциал «выгодного предложения» врача быть здоровым. Вероисповедного ценза для пришедших на лечение по данному методу не существует, церковную часть лечения проходят только считающие себя православными и только по собственному желанию. Инославные, а также атеисты и агностики, болезнуя и желая выздоровления, благодаря обыденному языку психотерапевта проявляют толерантность к церковно-религиозной интерпретации своего состояния и пути к его трансформации через обращение к Божьей помощи, они дают целебный зарок в первую очередь перед собственной совестью и, наконец, лечащим врачом. Было бы неубедительно аргументировать это, по Тертуллиану, той мыслью, что каждая душа по природе христианка; как показывает опыт, здесь нередко играет роль житейская философия, как, например, у членов широко распространенных в Америке и Европе анонимных сообществ (алкоголиков, наркоманов, должников), по которой каждый член сообщества, признающий себя зависимым от болезненного влечения, соотносит свою беспомощность с некой Высшей силой, смиряя своеволие и своеумие, а в ответ получая надежду, активизирующую резервные возможности духовного и физического исцеления человека.

Индивидуальный прием психотерапевтом проводится по мере необходимости: при первичном обращении, после беседы-сеанса и в дальнейшем при появлении любых жалоб пациента на здоровье. Первичный прием – не формальность, не статистическое анкетирование, он является важнейшим подготовительным этапом к лечению. Необходимо понимать, что рассказ о внутренней картине болезни и переживаниях, связанных с его состоянием, становится для пациента специфической формой исповеди перед врачом в конкретном укоренившимся в душе грехе. «Болезни вызываются грехами, а с другой стороны – сами болезни свидетельствуют о вызвавшем их грехе» (Гурьев, 1998).

Исследования показали, что большинство пациентов не считает свою патологическую зависимость от плотоугодия болезнью, а те, кто считает так, как правило, не признают себя больными. Парадокс, что при такой самооценке они все-таки обратились к врачу, является знаменательным; это признак, что интуитивно, по действию возбуждающей благодати, они чувствуют себя грешниками, настроенными на преодоление мучающего их недуга. От психотерапевта требуется поставить наряду с развернутым клиническим диагнозом общий духовный диагноз по святоотеческой шкале страстей, определить этиологию страсти чревоугодия, оценить мотивы формирования установки на лечение и характер ожиданий. Завершается эта стадия необходимыми духовно-врачебными советами и рекомендациями по прохождению психотерапевтического и церковного этапов лечения.

Огласительная беседа является самым продолжительным этапом в общем курсе лечения. Пациенты должны, прежде всего, понять: почему психотерапия проводится без какой-либо медикаментозной интервенции? Медицинская психосоматика помогает расставить акценты на причинно-следственных связях в своей сфере, церковная антропология раскрывает потенциал личности, ставя впереди душевно-плотских связей духовно-душевные. Духовная компонента может рассматриваться как свойство души или как наиглавнейшая функциональная часть человека. Порабощение страстью духовно-разумного начала в грешном пациенте дало право святым отцам считать ее всеизвращающей душевной болезнью; причина умственной слепоты и бессилия в состоянии страсти заключается в преобладании плотского начала над духовным, и подобное состояние в патристике и аскетике именуется «ослеплением духовного ока», «утратой душевной прозорливости» (св. Василий Великий), «потерей здравых понятий», «умоисступлением» (св. Иоанн Златоуст), «опьянением» (св. Антоний Великий). В этом контексте для исцеления необходима такая психотерапия, которая выходит за пределы психосоматики и уделяет внимание в работе именно духовности.

Состав беседы представлен двумя условными блоками тем: разговор по душам включает вопросы медицинские и вопросы духовные. Беседа строится в традициях рациональной психотерапии и по правилам гомилетики. Опыт гомилетики предлагает правила бережного соблюдения свободы человеческой воли, гомилетическая логика и экзегетика учат изъяснять предметы беседы, а не доказывать. Изъяснять – значит раскладывать предмет на те идеи и побуждения воли, которые созвучны душе слушателей. Беседа-проповедь – это убеждение слушателей, а убеждение есть действие, которое от некоторых принимаемых собеседником положений путем размышления, сравнения и выводов приводит его к новым положениям; убеждающий обращает свои слова к известным уже сложившимся стремлениям воли собеседника и, сочетая их с новыми данными, старается привести пациента к осознанию себя больным и проистекающему от этого осознания – искреннему желанию лечиться.

Тема беседы и причина, приведшая на беседу пациентов, совпадают; психотерапевтический успех лечения состоит в приведении слушателей к покаянию в грехе разрушения самого себя и своих близких. Правда о болезни, принятая во время беседы врача и глубоко прочувствованная страждущим пациентом, приводит к потрясению личности, переосмыслению самого себя и покаянной перемене ума. В результате такого психо-эмоционального стресса в организме человека, в первую очередь в его центральной системе, включаются психосоматические резервные возможности для противления патологическим влечениям. А согласие на призывание Божией помощи, на молитвенную поддержку со стороны Церкви если и не приводит исцеляемого к Богу, то все равно обращает его духовные очи к Нему. Такой способ ведения беседы был свойствен Спасителю и Апостолам, которые обращались к лучшим стремлениям своих слушателей и возводили их к евангельским откровениям и заповедям.

Лечебный сеанс – один из значимых этапов метода целебного зарока, он является финальным завершением огласительной беседы, на которой обсуждаются и изъясняются все аспекты пагубной болезни, все виды зависимостей, порождаемых ею: психической, физической и духовной. Огласительная беседа психотерапевта расставляет все акценты на истории болезни, теперь каждый больной знает траекторию своего грехопадения, осознает свою ответственность в качестве созданного по образу и подобию Божиим. Ныне ведомо, куда должен быть сделан первый самостоятельный шаг, чтобы он не стал последним. Путь к исцелению известен, и лечебный сеанс можно сравнить с экзаменом, поскольку здесь даются три ответа на три вопроса по восхождению на благодатную дорогу в Царствие Божие: каемся ли в своих грехах, просим ли у Бога помощи и даем ли зарок.

Сеанс не является некой тайной, священнодействием или магическим ритуалом, это сформированное психотерапевтом пространство для принятия решения на сделанное во время беседы «выгодное предложение» врача больному быть здоровым. Первое слово врачебной беседы – «внимание» – звучит как сигнал о начале заключительного этапа группового сеанса; «внимание» – призыв к сосредоточенности и собранности; «внимание» – обращение к внутреннему человеку в каждом пациенте. Содержательность, эмоциональность и сострадательность огласительной беседы, как показывает врачебный опыт, сравнимый с опытом проповедничества, преображают слушающих и услышавших. Можно сказать, что внутренняя картина болезни у каждого приобретает иной колорит, меняется не только ее эстетика, но и концептуальность. Таким образом, первое слово лечебного сеанса одномоментно выполняет все три функции своего смыслового содержания.

Говоря об обращении врача к внутреннему человеку в пациенте, следует понимать, что внимание проявляется в том, что разумная часть души неослабно держит контроль за помыслами сердца. Святитель Василий Великий называет внимание «неблуждающим оком души», основным способом трезвения. Трезвение, трезвенность – хранение сердца от страстных помыслов; как писал один древний подвижник: «Все в сердце, ибо что в нем, то и на деле». Внимание является отрицанием нерадения и рассеянности, и для поддержания этого состояния концентрации всех душевных (психических) сил рекомендуется принять удобную позу, поставить пятки и носки вместе, выбрать точку, на которой будет сосредоточен взгляд. Это – помощь тела и его органов душе. Это как в молитвовании: сначала идет молитва делательная, телесная, с поклонами, стоянием и чтением, а потом придет и молитва внимательная. Так и здесь: поза, положение стоп, направление взгляда, а потом – сердечное внимание к заключительным словам врача, к своему состоянию и свобода выбора. Собранность внимания способствует, по словам святителя Василия Великого, «трезвенному надзору ума» за помыслами, что крайне важно и ответственно перед дачей зарока. Каждый в эти минуты может рассмотреть и оценить расстановку сил, каждый может увидеть свое место в тяжелой борьбе с болезненной страстью к винопитию, наркотикам или чему иному. И каждый вправе воспользоваться этой возможностью. Беседа врача подготавливает больного к решительному желанию преодоления болезни, и в момент решительного выбора жизни вместо смерти сила желания лечиться и быть исцеленным способна возрасти многократно, до уровня нравственного потрясения личности, и включить духовные рехзервы исцеления.

«Да-да» или «нет-нет» – в ответ на формулируемые психотерапевтом условия исцеления должно ответить сердце пациента: «Каетесь ли в своих грехах? Просите ли у Бога помощи? Даете ли зарок?». В такой ситуации формируется доминанта освобождения от пагубной зависимости. По причине соматической пораженности при названных заболеваниях, условно это определяется как «материализация» целебного зарока, но фактически это принятие благодатной Божией помощи вследствие покаянного осознания своей греховности. В завершении сеанса звучит молитва Господня, читаемая врачом; она звучит и для врача и для пациентов как источник исцеления, как сила и истина Церкви Божией.

На заключительном индивидуальном приеме пациент сам свидетельствует перед психотерапевтом о даче зарока о полном воздержании (не употреблять алкоголесодержащих напитков, не курить, не принимать наркотиков или соблюдать посты – в зависимости от группы заболевания) и подтверждает выбранный им срок зарока (на год, два, три и большее количество лет, вплоть до всей жизни). Само собой разумеется, что зарок человек должен давать, взвесив свои силы, с решимостью во что бы то ни стало выполнить их с помощью Божией. От неосторожных, необдуманных и непосильных обетов Спаситель предостерегает нас притчею о неразумном строителе башни (Лк. 14. 28-30), над которым смеялись окружающие, говоря: «Этот человек начал строить, и не мог кончить».

После общего сеанса ДОП ЦЗ пациент приходит на врачебный прием, и здесь он освидельствуется психотерапевтом на достаточность эмоционально-стрессового воздействия лечебной и огласительной беседы, на душевно-духовные преобразования. Речевые и поведенческие знаковые признаки позволяют оценить степень осознания и аффективности, уровень покаянного сокрушения и изменений в установке на преодоление недуга. Здесь же пациент говорит о принятом решении продолжить лечение в церкви с дачей зарока на Кресте и Евангелии или о завершении психотерапии на данном этапе.

Акцентируя внимание больного на даче целебного зарока, необходимо отметить, что стабильность ремиссий выше у тех пациентов, которые проходит все этапы лечения.

При этом ошибочно считать, что метод ориентирован на пациентов, определяющих себя как верующие; духовная брань и покаяние – не вероисповедание, а путь обретения человеком образа и подобия Божиих, реализация собственных потенциальных возможностей духовного преображения.

На этом приеме, условно называемым «закреплением зарока» или «лечебным зароком», врач крестообразно помазывает страждущего елеем (голову, глаза, уши, руки, грудь), читая особые молитвы Спасителю, Божией Матери и Ангелу-Хранителю. Это помазание совершается по благословению церковной иерархии, оно не является подменой обряда церковного елеопомазания и тем более Таинства елеосвящения. Благодатная сила елея и святой воды не подлежит терапевтическому описанию, но действенность соприкосновения и принятия сакрального средства сравнима с действием слова Божия, которое, по словам ап. Павла, «проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные» (Евр. 4. 12).

Закрепление зарока для неверующих пациентов или тех, кто не готов к продолжение лечения в храме, проводится иногда с использованием врачебных приемов эмоционально-эстетической психотерапии. Эта процедура имеет психосоматический компонент, медицински обоснованный. Его необходимость, в первую очередь, связана с психологическими ожиданиями пациента конкретных врачебных действий. Врач должен дать индивидуальные врачебно-духовные советы и рекомендации, а при необходимости назначить очередной индивидуальный прием для наблюдения и оказания дополнительной помощи.

Пациенты, которые проходят полный курс духовно ориентированной психотерапии, организованно посещают храм, в котором священником проводятся беседа о покаянии и Божественной литургии; крещение оглашенных больных, если они не приобщались этого Таинства; общая исповедь перед специальным молебном и сам молебен; индивидуальная исповедь и дача зарока перед Богом на Кресте и Евангелии; святое причащение для подготовленных пациентов после благословения священника.В этой части метод опирается на многовековой опыт. Терапия конкретного недуга плавно переходит через воцерковление в православную психотерапию во всей ее полноте, т. е. к образу христианской жизни.

Дальнейшее развитие метода духовно-ориентированной психотерапии в форме целебного зарока предполагает терапевтическую работу над иными страстями.



Литература

  1. Брянчанинов Игнатий. Аскетические опыты. Т. 1. Репринт: N.Y., 1985.
  2. Григорьев Г.И. Лечение алкоголизма методом массовой эмоционально-эстетической психотерапии. Автореферат дисс. СПб., 1993.
  3. Гурьев Н.Д. Страсти и их воплощение в соматических и нервно-психических болезнях. Иваново, 1998.
  4. Дорофей, авва. Поучения, послания, вопросы и ответы. М, 1991.
  5. Довженко А.Р., Волошин П.В. Организация стрессопсихотерапии больных алкоголизмом в амбулаторных условиях. Методические рекомендации МЗ СССР. М., 1984.
  6. Исцеление словом: Вып.2 / Сост. С.А. Ершов. Псков, 1995.
  7. Ершов С.А., Зверев В.Ф., Григорьев Г.И. К вопросу о теории и практике православной психотерапии // Вестник психотерапии, 2 (7), 1995.
  8. Ершов С.А. Путь преодоления зависимости от пагубной страсти (алкоголизм и наркомания): Пространное методическое пособие для священников, врачей и мирян. СПб.: Невский проспект (в печати).
  9. Психотрапевтическая энциклопедия / Под ред. Б.Д. Карвасарского. СПб., 2000.
  10. Мизерене Р.В. Оценка и прогноз длительности ремиссии при лечении алкоголизма методом эмоционально-эстетической психотерапии. Автореферат дисс. СПб., 2000.
  11. Мизерас С.В. Кризисно-реабилитацтонная психологическая помощь при героиновой наркомании на основе метода эмоционаоьно-эстетической психотерапии. Автореферат дисс. СПб., 2002.
  12. Притц А., Тойфельхард Х. Психотерапия – наука о субъективном // Психотерапия: новая наука о человеке. М.-Екатеринбург, 1999.
  13. Феофан Затворник. Путь ко спасению (краткий очерк аскетики). М., 2001.

1988-2017 © ОУ «Международный институт резервных возможностей человека»
2013 © EasyDraw. Создание сайтов. Сайт оптимизирован под Internet Explorer 8+
Вход На главную  Написать администратору  Карта сайта