К истории Всероссийского Александро-Невского братства трезвости

Печ. по: изданию выборных Всероссийского Александро-Невского братства трезвости, Пг., 1916 (с сокращениями).


I


Великой рекой разливалось беспросыпное, омерзительное пьянство народа, и гибли в нем святые человеческие души, как кровавые жертвы зеленому змию.

Стоном стонала от пьянства великая Русская земля, и конца этим стонам не видно было… Зловещим пламенем пылала и горела родная страна, и в этом бушующем пламени, в этом ярком костре сгорали добрые, святые сердца, сгорало все хорошее, светлое, святое, чем вправе был годиться человек.

Надо было спешить на пожар… Надо залить ужасное пламя… Надо спасать от пьянства людские души. Ведь «пьяницы Царствия Божия не наследят», для них закрыты врата райского блаженства. Но слава и благодарение Господу Богу!

На борьбу с этой грозной бушевавшей пьяной стихией то там, то здесь по Руси поднимались благородные люди, ясно и глубоко понимавшие весь вред алкоголизации населения… И если правительство нашло нужным бороться с народным пьянством, учредив – одновременно с введением в 90-х годах монопольной системы продажи питий – попечительства о народной трезвости, то тем большее внимание должно было уделить проклятому пьяному вопросу общество. Но, к сожалению, общественные организации в деле борьбы с народным пьянством сделали немного. Интеллигенции, а в частности ученому классу из нее, нельзя отказать в чести научной разработки алкогольного вопроса. Но в сфере практической деятельности, в сфере перенесения трезвенных начал на ниву народной жизни, в рабочее и крестьянское сознание интеллигенция знает за собой совсем немного трудов или их совсем не знает.

Среди общественных организаций борьбы с пьянством обращают на себя внимание церковные общества трезвости, которые борются с этим пороком под покровом Церкви. Сила этих обществ заключается в том, что они для слабой воли пьяницы дают более твердую опору в борьбе, возводя эту борьбу на путь религиозного подвига. Главным работником в устроении обществ трезвости было и есть православное приходское духовенство. Общества эти возникли по почину духовенства в конце 50-х годов прошлого столетия. Под косые взгляды начальства, под град насмешек со стороны интеллигенции и печати, оно подняло на себя тяжелый крест организации этих церковных обществ трезвости, где могучими средствами борьбы сделались молитва и обет. В течение этих пятидесяти лет борьба ведется неустанно, и результаты блестяще доказали, что борьба с пьянством, и при том успешная борьба, возможна. Успех обществ трезвости в борьбе с пьянством, кажется, воочию доказывает жизненность самой идеи их существования. Казалось бы, что эти общества встретят сочувствие со стороны правительства и общества. Но, мало того что они предоставлены своим собственным силам, многим из духовенства приходится в своих попытках организовать борьбу с пьянством встречаться с такими препятствиями, которые парализуют их деятельность. В чем же причина такого невнимания к церковным обществам трезвости? Первая причина, говорил высокопреосвященный архиепископ Новгородский Арсений в речи при открытии I-го Всероссийского съезда практических деятелей по борьбе с алкоголизмом, в том, что деятельность их мало кому ведома, так как она незримо совершается в народных недрах; вторая же, и главная, причина – принципиальная. Она заключается, объясняет высокопреосвященный, в увлечении известной части общества односторонней идеологией экономического материализма, которая подчиняет всю жизнь человеческую безусловному господству особых социально-экономических законов, ставит ее в исключительную зависимость от одних внешних чувственно-материальных условий и факторов существования. <…>

Человечество никогда не было в полном рабстве материальных и экономических условий своего существования; напротив, его духовная природа, его воля и ум, всегда подчиняла их себе и видоизменяла или ради осуществления и торжества нравственных идеалов, или под их непосредственным влиянием. Так всегда было и бывает, а по идеологии материалистической должно бы быть обратное: материально-экономическое и социальное улучшение жизни должно бы вести к подъему духовно-нравственной жизни и уменьшению порочности, но пока что подтверждения такой идеологии жизнь не дала. Ожидать, когда будут устранены все отрицательные материальные, экономические, социальные факторы и условия из жизни человечества, и надеяться, что тогда исчезнут пороки и воссияет новая нравственность, – не значит ли удалять достижимое сейчас в известной степени благополучие и нравственное оздоровление общества в туманное, утопическое, трудно осуществимое отдаленное будущее?

Пьянство есть не только болезнь, но и порок, моральное разложение народа, которое является результатом многих причин, но по преимуществу – упадка веры. Мораль народа покоится прежде всего на религиозной основе. Стала расшатываться народная вера, а вместе с нею зашаталась и нравственность. Окрепнет нравственность тогда, когда сильна будет вера. Без содействия религии борьба с пьянством невозможна. Это сознают пастыри нашей Церкви, и вот почему они первые и по времени, и по числу ринулись в борьбу со смертельным врагом русского народа – пьянством как пороком, разъедающим не только духовно-нравственную сокровищницу личности, моральные богатства человеческих обществ, но и устои Христовой Церкви. Чтобы личность преклонялась перед законом, и исполняла его, и исполнение это считала целью своей жизни, надо, чтобы закон исходил от Высшей Силы – тогда только он императивен. Эта религиозность, богоносность и составляет ту святыню, которою народ дорожит и никому не отдает. Она с самой колыбели Руси воспитывала и воспитала десятки, сотни поколений. Это та основа, на которой зиждется вся жизнь нашей родной страны. И отсюда становится понятным усилие пастыр-ской трезвенной работы. И церковные общества трезвости, основанные на таких началах, не заглохли, не упали под градом насмешек и пренебрежительного отношения к себе, а расцвели, окрепли, сделались культурными очагами, создали большое антиалкогольное движение, подняли «пьяный вопрос» на высоту вопроса государственного, донесли идею трезвости до Царского трона…

Кто интересуется широко и прочно поставленным в Петрограде делом борьбы Церкви с исконным пороком русского народа, пьянством, тот без сомнения, хотя бы по печати, знаком с именем о. Петра Алексеевича Миртова, ныне митрофорного протоиерея Воскресенской церкви, что возле Варшавского вокзала.

О. протоиерей является руководителем Всероссийского Александро-Нев-ского братства трезвости, преобразованного в таковое из Александро-Невского общества трезвости. Кто из трезвенных деятелей не произносил с благоговением имени основателя этого общества трезвости о. Александра Васильевича Рождественского! Покойный глубоко верил в великое будущее русского народа, который он любил всем сердцем, верил в способность его к высокому духовному подъему и в возможность духовного возрождения несчастных жертв фабричного быта, которых загубила столичная жизнь, вместо того чтобы накормить и с заработком отпустить в родную деревню, где с нетерпением их ожидает голодная и больная семья. О. Александр всецело отдал себя служению народу. «Туда, туда, – говорил он, – туда, где много дымящихся фабричных труб… Там грохот колес и лязг металла глушат духовную сущность человека, стирают у него образ Божий… Там нужны работники, живые люди… Там много горя народного… Там люди – камни… Поработаем!» И он поработал… до самопожертвования.

В 1897 году Александр Васильевич Рождественский прекрасно кончает академию со степенью кандидата богословия и в том же году поступает священником к Воскресенской церкви Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви. Выбор этой церкви А<лександром> В<асильевичем> был сделан неспроста: она находится вблизи Варшав-ского вокзала, в районе, заселенном фабрично-рабочим и мелким торговым людом. «Какой благодатный уголок! – восхищался он потом своим местом. – Здесь есть, над чем потрудиться… непочатый край… Будем работать… лишь бы хватило сил…»

Этот квартал у «Варшавки» заселен бедным трудящимся людом, по бедности и темноте легко поддающимся всякому жизненному злу. Окончилась работа: куда идти отдохнуть, где получить для своей внутренней жизни освещение? Не всегда хочется домой, где ждет, быть может, много тяжелых внешних нужд, крик и плач детей; – где отдохнуть, через что глянуть выше обыденной жизни, внести в свой быт облагораживающую струю? И вот в такие минуты особенно сильна притягивающая сила кабака, в котором загублено столько русских жизней, который являлся проклятьем русского быта.

Вот с этим-то роковым злом народной жизни 23-летний о. Александр и выступил на борьбу. Не прошло и двух лет со времени выступления его на работу, как уже у «Варшавки» закипела новая, неведомая дотоле жизнь и деятельность. Организовалось и быстро стало расти Александро-Невское общество трезвости, появилось духовно-нравственного направления современное для народа издание «Отдых христианина», заведены народные библиотеки, читальни, внебогослужебные беседы с световыми картинами, образовался тесный кружок живых и отзывчивых людей – сотрудников и благотворителей. Бедный деревянный храм-барак принял вид благолепно обставленной со всех сторон духовной врачебницы, куда тысячи труждающихся, обремененных и страждущих потянулись отовсюду, как тянутся тепличные растения к облиставшему их весеннему солнышку. Но недолго горел сам светильник – о. Александр. Только восемь лет он нес тяжелое иго пастырства, упав под крестом его как верный раб Христов, на своей трудовой борозде. Неумолимая смерть вырвала его из ряда борцов за трезвость, за правду и Церковь Православную. Там, где ярким пламенем горел светоч добра и истины, осталась пустота; там, где слышались тихие слезы радости и благодатного умиления, раздались рыдания и вопль, полные безысходного отчаяния. Покойный высокопреосвященный Антоний, митрополит Петроградский, получив известие о безвременной кончине о. Александра, написал председателю Совета Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви: «Сейчас мне сказали о смерти о. Александра Рождественского. Как тяжко мне было услышать эту горестную весть! В лице его столица и епархия потеряли пастыря, на все светлое и доброе отзывчивого, и работника умного, энергичного и незаменимого». Действительно, трудно было найти человека, который взялся бы заменить на широкой уже трезвенной борозде ушедшего безвременно в могилу идейного пахаря.

И когда Общество распространения религиозно-нравственного просвещения предложило быть руководителем Александро-Невского общества трезвости ближайшему помощнику о. А<лександра>, о. Петру Алексеевичу Миртову, последний заколебался: он с уважением и высоко смотрел на начатое живое дело, и тяжким бременем казалось оно ему. Но, видя в этом предложении указующий перст Божий, который призвал его на великую чреду служения, о. Петр согласился, глубоко веруя, по своему смирению, что Господь Бог покроет его убожество щедротами Своего неизреченного человеколюбия. Действительно, благодать Божия поддерживала и укрепляла силы нового о. руководителя. Живое дело, принятое им, было поддержано и продолжено. Начатое дело двинуто вперед, посеянное стало развиваться и широко расцветать.

Деятельность Общества была согрета постоянною его любовью, руководитель шел впереди.

Как Богом посланный, о. Петр взял тот крест, которого, казалось, нести было некому, и понес его на своих плечах с честью, с успехом, достойным достойного преемника достойнейшего предшественника. Деятельность Общества трезвости росла и ширилась. Вот итог работы Общества, сделанный в 1908 г. ко дню десятилетия его основания.

«Кроме центра деятельности – «Варшавки», которую знает каждый рабочий столицы, при Обществе возникло в различных пунктах города и губернии 12 отделений. За 10 лет на учреждения, предприятия и начинания Общества израсходовано полмиллиона рублей.

Духовно-нравственное воздействие на народ проявилось: во-первых, крупными ассигновками на церковностроительство (51 тыс.), а во-вторых, деяниями нематериального свойства. За 10 лет произнесено более 11 666 богослужебных и внебогослужебных бесед и поучений, прослушанных миллионом слушателей. Организовано до 30-ти религиозных процессий, в каждом случае не менее как с 100 000 народа. Совершено 6 поездок на Валаам с 1 000 участников; организовано всеобщее пение богомольцев в Воскресенской церкви, где за каждым богослужением бывает от 100 до 2 000 молящихся. Просветительная работа Общества бесспорно относится к разряду значительных. За 10 лет Обществом издано 265 названий книг и брошюр для народа. Издается 4 журнала. Всех изданий выпущено более 2 712 000 экземпляров. В данное время для обслуживания нужд растущего издательства открыта собственная типография. Устроено более 2 944 чтений для народа со световыми картинами и без них; на чтениях присутствовало свыше 853 000 слушателей. Действовало 7 библиотек с 16 846 томами, удовлетворяя запросам более чем 160 000 читателей. Работают 5 школ и детский сад, через которые прошло 11 000 учащихся мальчиков и девочек.

Крупные средства расходуются Обществом на благотворительность – на выдачу пособий нуждающимся и безработным, на устройство бесплатных столовых и чайных для взрослых и детей. Приблизительно затраченная на это сумма исчисляется в 10 000 р.

При «Варшавке» существует бюро для приискания занятий безработным членам Общества».

В 1909 году Св. Синод в известном своем послании к православному духовенству по вопросу о борьбе с народным пьянством поставил Александро-Невское общество трезвости в образец всем подобным церковным братствам и обществам. И с каждым годом Александро-Невское общество развивается и идет вперед, распространяя свое влияние и деятельность на огромный район России.

Отовсюду: от прибрежий Балтийского моря, читаем в отчете Общества за 1910 год, из срединных черноземных губерний, из далекой Сибири; из больших городов и убогих заброшенных деревень – от священников и крестьян, от учителей и рабочих ежедневно шли и идут сотни писем, сотни молений и просьб показать, наставить, как избавиться и бороться со всероссийским вековым лихом – пьянством. Из одних мест просят прислать книг, брошюр для бедной темной народной массы; из других – спрашивают советов, руководств, указаний по вопросам организации обществ трезвости; там хотят вести чтения с световыми картинами о вреде пьянства, но не имеют средств и просят помощи; наконец, из многих мест просят указать, куда нужно направлять сельские приговоры о закрытии винных лавок и пивных. Деятельность Александро-Невского общества трезвости становится известною не только в России, но и за границей. Так, например, в конце 1909 г. в распространеннейшей Нюрнбергской (Бавария) газете «Fr. Kurier» была напечатана обширная статья о борьбе с пьянством в России. В этой статье между прочим писалось: «Обществ трезвости в России много, как в столицах, городах, так и в провинциальных местностях и селениях. Все они преследуют полное воздержание от употребления спиртных напитков; но, к сожалению, не все эти общества, за недостатком средств и деятелей, одинаково достигают своей цели. Между ними выделяется Петербургское Александро-Невское общество трезвости, руководимое протоиереем Миртовым. Это Общество насчитывает около 70 000 членов-трезвенников, убежденных во вреде пьянства духовной проповедью, просветительными беседами, изданиями и религиозными экскурсиями в праздничные дни по святым местам в окрестностях. Общество, благодаря усиленным трудам своего руководителя, имеет влияние на всю Россию, так как его пропаганда о вреде алкоголя распространяется по всему государству дешевыми и даровыми брошюрками, картинами и периодическими изданиями».

На различных как заграничных, так и отечественных выставках деятельность Общества неоднократно была удостаиваема высших наград, а именно: в 1910 г. на СПб. выставке по борьбе с пьянством – золотой медали; на Царскосельской юбилейной выставке 1911 г. – золотой медали; на 1-й Западно-Сибирской выставке в г. Омске – малой золотой медали; на Дрезденской международной гигиенической выставке 1911 г. – почетного диплома и на Туринской международной выставке 1911 г. – также почетного диплома. В 1912 году полезная трезвенно-просветительная деятельность Общества была отмечена Высочайшим вниманием: Его Императорскому Величеству Государю Императору благоугодно было Всемилостивейше пожаловать Александро-Невскому обществу трезвости бывшую императорскую яхту «Марево» для устройства на ней плавучей церкви и подвижного противоалкогольного музея. Эта знаменательная Монаршая милость влила в деятелей Общества новый запас сил и энергии для дальнейшего посильного служения великому делу оздоровления и отрезвления народа русского, на славу Святой Православной Церкви, Отечества и Престола. И деятельность Общества более и более развивалась и ширилась, стремилась раскинуть свое влияние на более широкие пространства, найти для своих жизненных сил и принципов новые точки приложения. Это стремление идти вширь и вглубь было основным характерным признаком всей трезвенной работы Общества за последние годы; под вдохновением этого стремления складывалось все его культурно-трезвенное строительство, чем и объясняется, что Александро-Невское общество из незаметного учреждения выросло до размеров всероссий-ского, став передовым деятелем, вождем и знаменосцем всего русского трезвенного движения последних лет. В А<лександро>-Невское общество стали поступать от провинциальных обществ трезвости во множестве заявления о том, что существующие общества и кружки трезвости живут разрозненно, не имеют объединяющего центра, что всем приходится работать в одиночку… И вот для того, чтобы объединить все отдельные трезвенные ячейки в одно стройное целое, чтобы установить, в целях наибольшего сбережения морально-трудовой энергии, единство целей и средств к их достижению, чтобы отдельные частные опыты соединить в опыт единый и общий, отделить в этом опыте ложное и неясное от истинного и осуществимого и, пользуясь его проверенными указаниями, влить в трезвенное движение новые силы, – для достижения всего этого и решено было предпринять созыв Всероссийского съезда практических деятелей по борьбе с алкоголизмом.

Руководитель Александро-Невского общества трезвости протоиерей Петр А<лексеевич> Миртов еще в 1907 году обратился с прошением о разрешении собрать cъезд в Петербурге к председателю совета министров, покойному Петру Аркадьевичу Столыпину. Из канцелярии премьер-министра сообщили о. руководителю Общества, что съезд будет разрешен, если Санкт-Петербургский градоначальник найдет его возможным и если на это будет дано благословение Св. Синодом. Но так как градоначальник фон-дер-Лауниц нашел съезд не только невозможным по политическому настроению, которое переживала в то время страна, но и ненужным, а Св. Синод – неблаговременным, съезд не был разрешен, о чем о. руководитель Общества получил соответствующие официальные уведомления. Но мысль о съезде не замерла. Она перешла лишь в среду светских трезвенных деятелей. И то, в чем было отказано церковным обществам трезвости, разрешено было комиссии по вопросу об алкоголизме, состоящей при русском Обществе охранения народного здравия. В конце 1909 и начале 1910 гг. в Петербурге при Обществе охранения народного здравия и состоялся первый Всероссийский съезд по борьбе с пьянством. На этот съезд явилось и духовенство по собственному почину, без нарочитого приглашения, и потому в весьма ограниченном количестве. Здесь, на Съезде, выяснилось два факта: с одной стороны, необходимость самого тесного объединения деятелей по борьбе с алкоголизмом, с другой – полное идейное расхождение православного духовенства в принципах противоалкогольной деятельности с большинством членов I-го Всероссийского съезда. Вследствие этого среди духовенства, участвовавшего на том же съезде, естественно родилась мысль собрать отдельный съезд исключительно из практических деятелей как духовных, так и светских, которые борются с пьянством на началах религиозно-нравственных и смотрят на эту борьбу не как на средство к политическим целям, а как на мирную, культурную работу. С течением времени необходимость такого съезда стала сознаваться еще ощутительнее ввиду все более усиливающегося противоалкогольного движения в приходах как городских, так и сельских; причем выяснилось, что необходимо устроить съезд борцов с народным алкоголизмом в сердце России – Москве, как месте более центральном для всего состава предполагаемого съезда.

В первых числах марта месяца 1912 года, по почину руководителя Александро-Невского общества протоиерея Петра Миртова, на его квартире в Санкт-Петербурге состоялись подготовительные к съезду совещания. В совещаниях этих приняли участие следующие лица: член Государственного Совета высокопресвященный Арсений, архиепископ Новгородский, члены 3-й Государственной Думы: преосвященный Митрофан, б<ывший> епископ Гомельский, и М.Д. Челышев; протопресвитер Больш<ого> Успенского в Москве собора, председатель Московского епархиального общества борьбы с народным пьянством отец Н.А. Любимов; некоторые представители столичного и провинциального духовенства, несколько членов Александро-Невского общества (во главе с протоиереем П. Миртовым) и др.

Высказанные на означенных совещаниях соображения о необходимости созвания съезда были представлены затем на благовоззрение его высокопреосвященства, б<ывшего> митрополита Московского и Коломенского, ныне Киев-ского митрополита Владимира* с усерднейшей просьбой исходатайствовать в Св. Синоде разрешение на созыв в Москве Всероссийского съезда практических деятелей по борьбе с алкоголизмом. Владыка митрополит близко к сердцу принял эту просьбу и тотчас же вошел в Св. Синод с подлежащим ходатайством, результатом которого и было благословение Св. Синода на устройство в августе месяце 1912 года в Москве намеченного съезда. Со стороны гражданской власти препятствий тоже не встретилось. Был избран Организационный комитет из известных трезвенных духовных и светских деятелей, во главе которого стали протопресвитер о. Н.А. Любимов и о. прот<оиерей> П.А. Миртов. Комитетом во множестве были разосланы приглашения на съезд всем известным и рядовым трезвенным деятелям, священникам, учителям, врачам, трезвенным организациям и кружкам и многим другим, причастным к борьбе с пьянством. Откликнувшихся на эти приглашения оказалось очень много, так что собравшийся в день Преображения Господня на борьбу за трезвенное преображение России съезд вышел чрезвычайно многолюдным, разнообразным по своему составу и оживленным. Он собрал свыше восьмисот человек делегатов со всех концов необъятной Русской земли: здесь были и врачи, и железнодорожные деятели, и директора, ректора, инспектора и преподаватели средних учебных заведений, и присяжные поверенные, и купцы, и крестьяне, но больше всего было священников и других духовных лиц, что вполне и понятно, так как практическая борьба с пьянством на местах преимущественно и даже почти исключительно ведется духовенством. По открытии съезда членами его были выслушаны приветствия от различных учреждений и лиц, в том числе и от Александро-Невского общества трезвости, которое на съезде представляла группа из 20-ти человек его выборных членов во главе с руководителем Общества прот<оиереем> о. П.А. Миртовым, обращавшая, по отзывам газет, на себя всеобщее внимание. Затем состоялись выборы президиума трех намеченных съездом секций, причем председателем третьей секции (вопросы научно-литературной борьбы с алкоголизмом) избран был руководитель Александро-Невского общества трезвости прот<оиерей> П. Миртов.

10 августа в общем собрании Съезда под председательством высокопреосвященного митрополита Владимира наибольший интерес вызвал доклад о. руководителя Александро-Невского общества трезвости на тему: «Пастырская совесть перед вопросом о борьбе с алкоголизмом». По мысли о. руководителя, захватившего аудиторию (см. «Моск<овские> ведом<ости>», № 196), безусловное воздержание от спиртных напитков является долгом пастыря: сильные и крепкие должны показывать пример слабым. В частности, о. руководитель коснулся неподготовленности семинаристов к практической пастырской работе. В заключение своего доклада о. руководитель охарактеризовал деятельность Александро-Невского общества трезвости, остановив особое внимание Съезда на институте выборных членов Общества <…>.

В 1914 году осуществились, наконец, заветные чаяния трезвенных деятелей. Петроградское Александро-Невское общество трезвости при Воскресенской церкви Общества распространения религиозно-нравственного просвещения было преобразовано во всероссийское Александро-Невское братство трезвости. Устав нового Братства трезвости, разработанный с достаточной полнотой и предусмотрением всех возможных мер и средств действенной трезвенной работы, был 19 сентября утвержден Святейшим Синодом и удостоился следующей Высочайшей резолюции Его Императорского Величества Государя Императора, благоизволившего в 16-й день октября 1914 года в Царском Селе на всеподданейшем по сему предмету докладе синодального обер-прокурора собственноручно начертать: «Да поможет Господь Александро-Невскому Братству в святом деле борьбы с пьянством». После такого высокомилостивого пожелания Верховного Покровителя дела трезвости на Руси новому Братству последнему надлежало официально открыть свои действия, – таковое открытие и состоялось 23 ноября, по знаменательному совпадению, в день памяти Небесного Покровителя Братства св. благоверного князя Александра Невского, в Александровском зале Петроград-ской Городской Думы. Торжество началось молебствием перед чудотворною иконою Казанской Божией Матери, принесенной из Казанского собора. Молебствие совершали высокопреосвященный Владимир, митрополит Петроградский и Ладожский, и преосвященный Вениамин, епископ Гдовский, в сослужении многочисленного духовенства. На молебствии присутствовали высокопреосвященный Евдоким, архиепископ Американский, и преосвященный Анастасий, епископ Ямбургский. Затем под председательством владыки митрополита открылось само заседание. По правую руку владыки-митрополита поместились петроградский городской голова граф И. Толстой, архиепископ Американский Евдоким, епископ Ямбургский Анастасий, а по левую – епископ Гдовский Вениамин, граф Н.Ф. Гейден и заслуженное духовенство. Заседание началось речью протоиерея П.А. Миртова, который кратко изложил историю возникновения в Петрограде Александро-Невского общества трезвости, послужившего ячейкой для ныне открываемого Братства. Свою речь о. протоиерей закончил указанием на великое государственное значение распространения трезвости и предложил вознести молитву за Царя, решившего отрезвить свой народ. «Если Император Александр I, – сказал о. Миртов, – носит наименование Благословенного, если Император Александр II именуется Царем-Освободителем и Император Александр III – Миротворцем, то ныне благополучно царствующий Монарх по праву должен получить в истории наименования Царя-Спасителя, Царя-Возродителя. Да продлит же Господь Бог на долгие, славные годы Его царствование!» Присутствующие пропели троекратно «Боже, Царя храни».

Затем последовали выборы членов Совета и ревизионной комиссии нового Братства. Председателем избран член Государственного Совета и Св. Синода архиепископ Новгородский Арсений; членами: епископ Гдовский Вениамин, министр финансов П.Л. Барк, министр путей сообщения С.В. Рухлов, обер-прокурор Св. Синода В.К. Саблер, секретарь Государыни Императрицы Александры Феодоровны граф Я.Н. Ростовцев, протопресвитер военного и морского духовенства о. Г.И. Шавельский, бывший прокурор Св. Синода, член Государственного Совета С.М. Лукьянов, духовник Их Императорских Величеств протоиерей А.П. Васильев <…>. После выборов состоялось чтение приветствий. От Общества религиозно-нравственного просвещения и от новодеревенского отделения Александро-Невского общества трезвости новому Братству поднесены были иконы; его высокопреосвященство митрополит Владимир как верховный покровитель Братства принял иконы и благословил ими присутствовавших. Собрание закончилось торжественным пением «Исполла эти деспота».

Так открылось и начало действовать Всероссийское Александро-Невское братство трезвости.


II


Годовщина жизни Братства совпала с десятилетием руководительства Обществом трезвости о. П<етром> А<лексеевичем>, и день 23 ноября 1915 г. явился для трезвенных организаций Петрограда и его окрестностей днем ра-достного торжества. Началось это торжество в церкви Воскресения, что у Варшавского вокзала, поминовением покойного учредителя Александро-Невского общества трезвости свящ<енника> А.В. Рождественского. Вечером после всенощного бдения архиерейским служением совершено было молебствие св. благоверному князю Александру Невскому, а перед тем освящена большая икона-складень, пожертвованная в церковь кружком трезвенников-подростков в память основателя Общества о. Александра Рождественского. Молебствие и освящение совершал преосвященный Вениамин, епископ Гдовский, с многочисленным собором духовенства, в числе которого были протопресвитер придворного духовенства А.А. Дернов, профессор прот<оиерей> А.П. Рождественский и многие другие видные представители столичного духовенства. Во время молебствия присутствовал в храме прибывший из Новгорода высокопреосвященный председатель Совета Всероссийского Александро-Невского братства трезвости архиепископ Новгородский и Старорусский Арсений.

Пред молебствием преосвященный Вениамин произнес приветственную речь, в которой поздравил собравшихся в храме трезвенников с днем памяти покровителя Братства св. благоверного князя Александра Невского, изложил историю развития Общества, основанного трудами о. А. Рождественского и теперь преобразованного уже во Всероссийское братство трезвости. «Было время, – говорил владыка, – когда трезвенники ходили в Пасху с крестным ходом по улицам столицы и пели «Христос Воскресе» в надежде, что воскреснут, возродятся духовно и те пьяные, которых толпами приходилось видеть в этот день. Над их надеждами смеялись те, кому выгодно было распространение пьянства в народе, и говорили: пойте, проповедуйте, а народ все равно как пил, так и будет пить. Но теперь настало время, когда надежды трезвенников сбылись, когда зеленый змий связан и повержен. Теперь наш праздник и наше торжество, не нужно только давать возможности этому зеленому змию опять поднять голову. Обществам городским и сельским дано право просить о закрытии торговли винами, пивом и всеми вообще спиртными напитками: этим правом нужно как можно шире пользоваться, тогда зеленый змий не поднимет вновь своей головы». <…>


От редакции. После этих торжеств Общество существовало еще несколько лет, способствовав отрезвлению России (и такому беспримерному факту, как введение «сухого» закона), пока его деятельность была прервана грандиозными потрясениями русской истории. Однако идея его не была забыта, и в последние годы его преемником стало Свято-Александро-Невское общество трезвости. Но об этом – далее (см. статью «История продолжается»).

1988-2017 © ОУ «Международный институт резервных возможностей человека»
2013 © EasyDraw. Создание сайтов. Сайт оптимизирован под Internet Explorer 8+
Вход На главную  Написать администратору  Карта сайта