Вера Коновалова. Исцеляющее слово

В Евангелии проповедников Христовых называют служителями слова. Никогда б не подумала, что можно словом лечить даже неизлечимые болезни. Оказывается, можно: в Международном институте резервных возможностей человека, работающем совместно с Санкт-Петербургским Александро-Невским братством трезвости.

Я обратилась туда в марте 2000 года с проблемой табакокурения по совету близкого по духу человека, получившего там исцеление от алкогольной зависимости в 1992 году и с тех пор ведущего здоровый образ жизни. Несказанно обрадовалась тому факту, что врачи в Институте – православные, потому что Церковь не благословляет принимать помощь от экстрасенсов и других лжелекарей.

Два года совместного кропотливого напряженного труда не прошли даром. Мне помогли избавиться от табакокурения – вырваться из плена этой сатанинской удавки; параллельно ушли другие заболевания, накопленные годами по собственной глупости и непониманию, были решены многие неразрешимые, казалось, проблемы.

24 июня 2000 года, после лечения, у меня созрело решение дать церковный зарок на всю жизнь: не пить вина и ничего хмельного, не курить, не произносить скверных и гнилых слов. Зарок был дан на Евангелии и Кресте в Спасо-Парголовском храме.

За время лечения я смогла поближе познакомиться с врачами и, надеюсь, понять суть того, каким образом происходит полное выздоровление духа, души и тела в совокупности. Оказалось все по-христиански гениально просто: здесь лечат врачи, а исцеляет Господь! Врачи, строго живущие по заповедям Божиим, добровольно отдавшиеся на служение Богу и ближнему до самозабвения, до самопожертвования, посвятившие свою жизнь спасению погибающих душ, ставшие проводниками Силы Божией, Слова Божия, Любви Божией, – что и является, в сущности, единственным лекарством для страждущих.

Отношение к пациенту – как к образу и подобию Божиим, а пациенты разные, и у каждого свои немощи, сюда тянутся люди, нуждающиеся в избавлении от смертного греха чревоугодия (пьянства, наркомании, курения, объядения) и других заболеваний. Тянутся не случайно, и не только изо всех уголков России, но и со всего Божьего мира, ведь недаром говорят, что слухом земля полнится. И многим становится известно от других людей, что здесь помогают избавиться от тяги к спиртному, табаку, наркотикам, к азартным играм, лечат детей от заикания и ночного недержания мочи и других нервно-психических расстройств.

В Братстве сразу располагает сама атмосфера – доброжелательная, легкая, непринужденная, чувствуется искреннее желание его сотрудников помочь больным, которых почти что у порога встречает всеми любимая матушка Валентина, староста церкви Серафима Саровского в колонии строгого режима в Форносове. Добрым словом, чутким вниманием и состраданием, глубоким пониманием отзывается матушка на нужды каждого. Она предлагает приобрести, разъясняя необходимость, молитвословы, другую православную литературу, иконки, кресты. И вообще отношение к пришедшим здесь полностью соответствует слову Божию: «Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию. Не здоровые имеют нужду во враче, но больные». От больного же требуется соблюсти три необходимые условия для успешного излечения: 1) искренне и горячо желать выздоровления, 2) помогать вместить в себя помощь, оказываемую профессиональными врачами-психотерапевтами, 3) принять с верой помощь Божию – духовный щит – через посещение храма. Если из этой цепочки ускользает хоть одно звено, то действенность лечения, естественно, снижается. При соблюдении же всех трех условий результат оказывается исцеляющим.

Мне посчастливилось быть на приемах у докторов Иванова Игоря Арсентьевича, Мильчаковой Елены Александровны и Григорьева Григория Игоревича. Это удивительные люди.

Игорь Арсентьевич – добрейшей души человек, с особым, одному ему присущим легким юмором, умеющий так необидно, но доходчиво пожурить, что пробуждается заснувшая когда-то совесть и скорее хочется загладить свою вину и исправиться. Он дает столько информации о вреде чревоугодия с точки зрения последних научных данных, не покидая позиций Православной Церкви, что после такой содержательной беседы всерьез задумываешься о том, что срочно нужно менять образ мышления и образ жизни. Его искренние молитвы смягчают очерствевшее сердце. Уходишь с приема просветленным, очищенным, радостным, без всякого желания продолжать грешить.

Неоднократно в случае нужды я обращалась за «скорой помощью» к Елене Александровне. Про нее матушка Валентина сказывала, что это не просто замечательный психотерапевт, но еще и жена от Бога, красивей любой красавицы. И это действительно так: изнутри нее струится такая теплота и доброта, что я, впервые увидев ее, остановилась в глубоком изумлении – так захотелось стать хоть немножко похожей на нее! Необыкновенно ясноликая, тихая и кроткая, как голубка, нежная и милая, умиротворенная, со все понимающими глазами. Меня сразу расположила ее природная обаятельность, естественная скромность и глубокое уважение к личности другого человека. Она молилась за меня так, что по моему лицу текли очистительные, благодатные, целительные слезы. За меня мама родная так не молилась. Однажды я ее спросила: «Елена Александровна, Вы хоть осознаете, что спасаете наши грешные души? Ведь Вы жалеете и помогаете нам, больным, больше, нежели мы сами», на что она ответила: «Я – мать, сколько могу, забочусь о своих детях». Как это просто и мудро… А ведь я – тоже мать, но даже еще и не приступала, по большому счету, к своим обязанностям. Стыдно за себя, и снова – пища для размышлений. Если хочу я быть истинной христианкой, нужно многое пересматривать в связи в своем образе жизни, поведении, мировоззрении…

По некоторым причинам Елена Александровна назначила мне наблюдаться у доктора Григория Игоревича Григорьева. Говорят, простота в общении и смирение – удел мудрых. При всех своих знаниях и умениях доктор Григорьев нисколько не превозносится и вызывает беспредельное доверие. Ни одному священнику я с такой легкостью не исповедала свои грехи, не выжимая из себя признания, а просто изливая душу. Как ясным лучом, этот необыкновенный хирург души своим взглядом вскрыл многие мои язвы. Невозможно переоценить значение встречи с этим человеком – духоносным, благодатным, работающим не теплохладно, а на износ, борющимся, забывая себя, за каждую бесценную бессмертную душу. Каждый индивидуальный прием у доктора – это фактически исповедь, откровение помыслов. На все недоуменные вопросы получаешь исчерпывающий, удовлетворяющий потребности души совет неизменно с христианских позиций; получаешь столько благодати, покоя, утешения и радости, что порой и не вместить.

За последние месяцы на меня одновременно, за грехи мои, обрушились предательство и измена со стороны близких, суды, стрессы, ограбление, смерть тридцатидвухлетней любимой единственной сестры… Доктор помог мне выжить. Нелицемерным и недежурным было его участие в моей судьбе. Он умеет с плачущими плакать и полагать душу свою за други своя не на словах, а на деле. Я доверяю ему абсолютно, полностью. Господь в свое время раскрыл очи слепому от рождения, который сказал завистливым фарисеям в ответ: «Грешник ли Он, не знаю; одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу… мы знаем, что грешников Бог не слушает, но кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает… если б Он не был от Бога, не мог бы творить ничего». Молитва доктора мне очень помогла, ее силу я испытала на себе. И я всегда стремилась посетить его огласительные беседы, а правильней сказать, проповеди. По своему содержанию, форме, неповторимой манере изложения они не имеют подобных. Прежде чем начать говорить, доктор Григорьев зажигает свечи, встает на колени перед образом Спасителя и иконой Казанской Божией Матери и молится... Таких проповедников с буквально пламенной речью я еще не встречала: за два часа собеседования в сознании происходят такие перемены, что черное, которое раньше казалось белым, оказывается действительно черным, и наоборот. Ощущение такое, что до начала его беседы ходил, кажется, на голове, а к концу тебя осторожненько, аккуратненько поставили этак на ноги. И в голове многое становится на свои места. Слово, сказанное со властью, имеет необыкновенную убеждающую силу! «Ибо, – по слову апостола Павла, – слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные».

Сразу поражает неожиданно смелый подход ко многим вопросам духовной и материальной жизни, изумляет простое и ясное объяснение достаточно сложных для религиозно неграмотного человека понятий, располагает к себе умение рассказчика перевести монолог в диалог с аудиторией и направить его в нужное русло. Но сказать, что слово доктора Григорьева ярко, сильно, содержательно, образно, интересно, познавательно, – значит ничего не сказать. Его надо слышать и видеть, чтобы ощутить исходящую от него благодать. Это – искусный мастер, на глазах превращающий муху, ищущую навозную кучу даже в райском саду, в пчелу, умудряющуюся найти единственный цветочек с нектаром на мусорной свалке; иными словами, помогающий человеку, потерявшему в страстях свой облик, вновь обрести образ и подобие Божии. Буквально за считанные часы происходит чудо: во многом изменяется сознание. После одной такой беседы-проповеди, переворачивающей все прежние представления о жизни, по-старому уже не захочешь, да и не сможешь ни жить, ни мыслить. Ни курить не потянет, ни пить. Возникает желание коренным образом переменить всю свою жизнь.

Воздействие такого исцеляющего слова на душу мощно, и благотворно, и полезно. Заканчивает проповедь доктор Григорьев неизменно поясным поклоном со словами: «Простите меня, грешного». Это у нас-то – обжор, пьяниц, наркоманов, курильщиков – и просит прощения! Тут сразу же осознаешь, что сам ты очень-очень душевно болен: смирения – ноль, послушания – ноль, и, притихший, шепчешь: «Вы-то нас простите, грешных…»

Не иначе как сам над собой Григорий Игоревич ведет колоссальную внутреннюю работу по духовному совершенствованию. Должно быть, всегда с Иисусовой молитвой, душой и сердцем, – по-другому нельзя при таком служении. Соблюдает посты, еженедельно исповедуется и причащается, без благословения своего духовного отца – прежде отца Василия Лесняка, а по его кончине отца Михаила Сечейко, настоятеля Спасо-Парголовского храма, – ни шагу; воздержан и умерен во всем; дети его сызмальства в Церкви; за все благодарит Бога, никого не осуждает, искренне считая себя хуже всех людей, даже нас, грешных, потому что раз уж апостол Павел называл себя грешнейшим паче всех человек, то что тут говорить…

Хватает у Григория Игоревича и недоброжелателей, и завистников, и клеветников, которым, видимо, нечем заняться, так, чтоб и других отвлечь от настоящего дела, стараются вывести из душевного равновесия и сосредоточенности, отнять время и силы. Но я не слышала, чтобы сам он кого-то ругал или оправдывался. Ведь Бог поругаем не бывает: Он и зло превращает в добро, и врагов – в друзей, и бандитов обезоруживает.

А ведь, если вдуматься серьезно, наверное, настоящие врачи, а особенно психотерапевты, и должны быть такими – понимать в свете христианского учения первоисточник душевной болезни и лечить не только следствия, проявляющиеся в телесных немощах, но прежде всего причину заболевания души и духа.

Жив Бог! И так же, как и раньше, говорит: «Дух Господень на мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу… Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут изгонять бесов… возложат руки на больных, и они будут здоровы…» И «они… проповедовали везде, при Господнем содействии и подкреплении слова последующими знамениями. Аминь».

Благодарю за исцеление словом!


P.S. Конечная цель моего рассказа даже не столько в выражении благодарности ставшим дорогими моему сердцу, полюбившимся докторам (это можно было б сделать и не публично, хотя немаловажна и моя признательность за содеянное добро), а более состоит в том, что, возможно, кто-то из людей, стремящихся покончить с той или иной дурной привычкой, не в состоянии справиться с проблемой самостоятельно и отчаялся уже (а уныние и отчаяние – тоже грех, причем смертный), но, прочитав опубликованное, найдет свою дорогу к освобождению из постыдного плена у врага-супостата с помощью православных врачей, с помощью Божией…

И вот здесь, как нельзя кстати, многим людям очень помогает найти свою дорогу в храм ясная, четкая, краткая, но твердая и доходчивая катихизаторская беседа, которой после лечения напутствует желающих направиться в храм известный православный врач, профессор Разнотовский Константин Игоревич. Его напутственное слово – словно строгая инструкция для находящихся в самолете парашютистов перед выполнением их первого прыжка.

И не погибнет с Божьей помощью Святая Русь, пока есть в ней такие врачи-молитвенники, которые бесстрашно ведут открытую борьбу с внутренним врагом: наркоманией, пиянством, курением, объядением и прочей скверной, невзирая на яростное сопротивление духов злобы поднебесной. Господь сильней! И да хранит и помогает Бог Своим воинам-докторам, Своим преданным ученикам, через которых Он исцеляет от атеизма не только отдельных людей, но, по большому счету, и наше больное общество.

1988-2017 © ОУ «Международный институт резервных возможностей человека»
2013 © EasyDraw. Создание сайтов. Сайт оптимизирован под Internet Explorer 8+
Вход На главную  Написать администратору  Карта сайта